Logo
Cover

Сохранить эффективность административного аппарата и сдержать распространение коронавирусной инфекции стране помогает безупречная работа «цифрового правительства» и доступность данных о гражданах. Неброская, на действенная система справляется с задачей лучше, чем радикальные меры.

Судя по статистике, Эстония переживает пандемию коронавируса примерно так же, как ее соседи. Первая смерть он инфекции была зарегистрирована 25 марта, а к 21 июня число умерших составило 69 человек. По данным Университета Джонса Хопкинса, зараженных в стране чуть больше, чем в Латвии или Литве — около 2 тысяч.

Для борьбы с эпидемией в Эстонии применялись те же методы, что и везде: карантин, тестирование, отслеживание контактов и усилия врачей. Не осталась в стороне и индустрия ИТ. 12 марта премьер-министр Юри Ратас объявил чрезвычайное положение. На следующий день компания Garage48 запустила виртуальный хакатон «Hack the Crisis» («взломай кризис»). Его итогом стала выработка трех «цифровых решений»: создание информационного онлайн-центра KoroonaKaart, анкеты для самостоятельного заполнения Koroonatest и национального чатбота SUVE, который отвечал на вопросы граждан на эстонском и английском.

Цифровые инструменты часто преподносятся как панацея от эпидемий. Но, как подчеркивает Wired UK, ни одно из эти решений не было радикальным или уникальным. Чатботы и информационные центры появились во множестве стран, даже в тех, где нет цифрового правительства, например, в Болгарии.

«Я бы не сказал, что чатбот — огромное достижение, — заявил экс-министр по информационным технологиям Каймар Кару. — Это всего лишь подходящая вещь, которую мы теперь используем».

Усилия страны по предотвращению коронавируса кажутся такими же незаметными, как и ее бюрократия. Охарактеризовать «цифровые решения» Эстонии можно было бы так: неброская информационная система, позволяющая медицинским учреждениям и чиновникам обмениваться данными о пациентах в реальном времени.

Цифровая политика Эстонии подразумевает, что граждане не должны вводить никакую информацию в правительственную систему более одного раза. Если гражданин уже сообщил дату своего рождения, подавая на водительские права, ему не нужно вбивать ее снова, обращаясь за кредитом, например. Этот подход существовал и прежде, но во время пандемии он позволил избежать фрагментации ценной информации.

«Как только лаборатория вводит результаты, или доктор ставит диагноз, те, кто отслеживает контакты, получают эту информацию и могут связаться с этими людьми», — пояснила Ингрид Роода, сотрудник министерства здравоохранения Эстонии. Данные в этой сквозной системе постоянно обновляются и к ним имеют доступ врачи, чиновники и политики — все, кому важно отслеживать ситуацию с эпидемией в стране в режиме реального времени.

По сравнению с более инновационными идеями усилия Эстонии кажутся скучными. Зато управленческий аппарат продолжает работать во время пандемии фактически без перебоев, в отличие от США, где 1,7 млн граждан задерживают выдачу паспортов.

«Поскольку мы настолько оцифрованы, что эпидемия никак не влияет на работу госуправления, — говорит бывший президент страны Тоомас Хендрик Ильвес. — Все идет как всегда. В Эстонии с правительством вы дистанционно можете делать все, что угодно, кроме заключения брака, развода и передачи собственности».

В начале прошлого года в Эстонии начал работу ИИ-судья. Алгоритм рассматривает мелкие гражданские иски на суммы не более €7000. Истец и ответчик загружают на сайт все необходимые документы, после чего ИИ рассматривает материалы дела и выносит решение.