Столкновение с реальным миром превратило криптовалюты в пузырь
Logo
Cover

Саму идею децентрализованной валюты атаковать непросто, но ее апологеты целый год находились под прессингом властей и финансовых регуляторов. И выяснилось, что если ты не мифический Сатоши Накамото, а человек из плоти и крови, сопротивляться этому невозможно.

Казавшийся в 2017 году неуязвимым, децентрализованным и растущим рекордными темпами активом биткойн прошел через несколько стадий разочарования. К концу 2018 года главная криптовалюта потеряла 80% стоимости и теперь неинтересна традиционным игрокам финансового рынка.

Китайская чистка

В течение 2017 года о биткойне, цена которого превысила $18 000, узнали почти все. В конце 2018 года криптовалюта торгуется ниже отметки в $4000 и в разы менее активно. И роль китайских властей в этом огромна.

Китайское руководство четко обозначило позицию: блокчейн — прорывная технология, и потому контролировать ее должно государство.

На протяжении года в Китае запретили майнинг, криптовалютные биржи, а также ICO — создание и продажу инвесторам новых токенов на базе технологии блокчейна. Доступ к криптовалютным сайтам блокировался, а конференции по теме вызывали живой интерес правоохранительных органов. К июлю доля юаня на мировом рынке купли-продажи биткойнов упала с 90% до 1%, а Центробанк с удовлетворением отчитался об истреблении криптовалютной угрозы на территории КНР.

После этого в Китае инициировали «правильное» развитие технологии: Банк Китая нанял специалистов для разработки государственной криптовалюты и основал фонд поддержки блокчейн-инициатив в размере $1,5 млрд долларов.

К этому времени в Пекине также анонсировали крупные блокчейн-проекты на уровне страны: ЦБ объявил о переводе бумажных чеков на блокчейн, интернет-суд приравнял регистрацию в распределенном реестре к заверению нотариуса, а крупнейший банк страны выдал первый кредит на блокчейне.

Западные эксперты высоко оценили целеустремленность властей: PwC ожидает, что через пять лет Китай станет блокчен-сверхдержавой. Но отнюдь не благодаря децентрализованному развитию, а ровно наоборот. А ряд ученых опасается, что при желании Китай уже сейчас может уничтожить биткойн в любой момент, реализовав сценарий «атаки голдфингера».

На западном фронте

В странах Запада сторонники криптовалют весь год переживали сложности иного рода. Несмотря на то, что о биткойне узнали почти все, прямой доступ на криптобиржи стал уделом малой доли инвесторов. И на протяжении года биткойн пробовали вытащить из «серой зоны» на традиционные биржи с миллиардными оборотами.

Однако для этого необходимо взаимодействовать с властями — а это у внезапно ставших миллионерами вчерашних майнеров выходило плохо. Помогла бы поддержка грандов Уолл-Стрит, но их интерес к странным цифровым активам падал пропорционально их стоимости.

Американский регулятор — Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) — отказался признавать биткойн и вторую по значению криптовалюту эфир ценными бумагами, а тем более — средством платежа. SEC избрала стратегию жесткого регулирования ICO.

К концу года появились первые жертвы: стартапы AirFox и Paragon вынуждены были согласиться на регистрацию своих токенов в качестве ценных бумаг, вернуть инвесторам хотя бы часть собранных денег, а также выплатить разорительные штрафы — по $250 тысяч каждый.

Жесткую позицию властей, однако, обусловила не столько косность мышления чиновников, сколько само состояние криптовалютного рынка.

В течение года вышел ряд авторитетных расследований, которые доказывали: мир криптовалют — это не воплощение цифровой свободы и прозрачности, а пристанище мошенников и авантюристов. А блокчейн лишь помогает им оставаться анонимными.

Одну из самых мощных аналитических команд собрала Wall Street Journal. Журналисты, программисты и специалисты по большим данным сообща выяснили, что сотни фейковых криптостартапов получили от доверчивых инвесторов минимум $270 млн, большая часть «торгов» на криптобиржах — мошенничество с целью обогатиться на скачках курса, а также назвали криптобиржу — лидера по отмыванию преступных доходов. Подробно о манипуляциях курсами цифровых валют рассказывала также прокуратура США.

К концу года стало очевидно, что вывести крипту из «серой зоны» не получилось.

Острова свободы

Впрочем, основную проблему криптовалютного рынка обозначил Виталик Бутерин — один из создателей сети Ethereum, который глубоко разочаровался в том, во что за пару лет превратилась идея децентрализованного будущего, где сделки регулируются беспристрастными смарт-контрактами.

В одном из интервью Бутерин подчеркнул, что блокчейн-индустрия из рук вон плохо использовала шанс, который представила для развития технологии широкая огласка. Крипторынок превратили в игрушку в руках миллионеров, а разработчикам надо заняться реальными приложениями, призвал он. Однако пока блокчейн не породил ни одного приложения, которым бы люди пользовались массово и каждый день. Хотя на звание «Uber на блокчейне» претендовали многие.

Оптимисты, впрочем, считают, что нынешний спад дает заинтересованным сторонам время подготовиться к новому росту и без спешки разобраться в том, где блокчейн может принести пользу. В некоторых регионах база для этого есть: так, Индия готова признать криптовалюты товаром, Мальта обещает исчерпывающее и дружелюбное законодательное регулирование для стартапов, а Facebook может сделать собственную криптовалюту основой цифровых переводов в WhatsApp.