Logo
Cover

Один из ориентиров для развития российских маркетплейсов мобильных приложений — иранский Cafe Bazaar, возникший из-за отсутствия доступа к западным аналогам ввиду того, что страна находится под санкциями. Разбираемся, пойдет ли RuMarket — первый российский стор, сделанный на частные инвестиции, по тому же пути развития, что и Cafe Bazaar.

В Иране, где санкции постепенно вводились с 1979 года, а в 2012-м максимально ужесточились и страна была отключена от системы SWIFT, есть собственные сеть интернет и аналоги всех западных сервисов: вместо Facebook жители страны используют Cloob, вместо YouTube — Aparat, вместо Google Play — магазин Cafe Bazaar. Оригинальный «яблочный» App Store в стране заблокирован с 2018-го года, а Google Play работает с критическими ограничениями, из-за которых пользователи не могут платить за подписки. К тому же местные приложения периодически пропадают из магазина от Google по разным причинам: их блокируют по приказу иранских властей, а некоторые компании вроде создателя антивируса Mcafee сами не хотят распространять свой продукт на территории страны.

Сейчас Cafe Bazaar, появившийся в 2014 году, — самый популярный магазин для устройств на Android среди людей, разговаривающих на персидском языке. Он насчитывает 45 млн пользователей и 30 млн геймеров, в маркетплейсе доступно более 18 тысяч игр. Иран — третий крупнейший рынок игр на Ближнем Востоке с годовым объемом $475 млн. Его опережают только Саудовская Аравия ($855 млн) и Турция ($896 млн). Сам сервис активно развивается: с марта 2020-го по март 2021-го число пользовательских покупок в Cafe Bazaar выросло на 48%.

Национальные модели: в чем отличия в развитии российских и иранских сторов

Ситуация на рынке

Из-за жестких ограничений со стороны Google  и в отсутствии App Store Cafe Bazaar развивался в «тепличных» условиях совершенной монополии. Чтобы монетизировать игру в Иране, разработчики должны в обязательном порядке продвигать ее через единственный национальный сервис. Яркий пример — финская студия Supercell, которая продвигает через маркетплейс игру Clash of Clans. Магазин берет с разработчиков комиссию в размере 30% от транзакций пользователей, а в случае самостоятельной локализации аппа — вплоть до 50%. В России маркетплейсы развиваются в рамках рыночной модели: первым запустился RuMarket, основанный на инвестиции бывшего генерального директора Gett Анатолия Сморгонского, после чего АНО «Цифровые платформы» разработала магазин NashStore, а корпорация VK при поддержке Минцифры запустила RuStore. У всех маркетплейсов разное позиционирование на рынке и отношение к объему представленных приложений, что позволяет создавать качественный конкурентоспособный сервис.

«Яблочная» привычка

Второе отличие связано с ОС: в Иране смартфонами пользуется около 69 млн человек, из них 55 млн из них предпочитает Android и только 12 млн — iPhone. Последние покупают люди, которые могут выезжать за рубеж, либо те, у кого есть доступ к услугам перекупщиков. Наибольшее число пользователей отдает предпочтение телефонам Samsung, за ними идут Huawei и Xiaomi. В России многие пользователи не могут отказаться от iPhone в силу привычки, причем популярнее всего такие телефоны у молодежи: телефон от Apple есть у каждого второго пользователя в возрасте от 18 до 24 лет. Импорт Apple в первом квартале 2022 года снизился всего на 20%, а общий парк составил 19 млн штук. На развитие российских маркетплейсов оказывают влияние пользователи, которые не хотят переходить на Android-устройства из-за привычки и технических особенностей. В Иране таких пользователей меньше, поэтому развитие Cafe Bazaar получилось таким стремительным.

Инфраструктурные сервисы

В России достаточно развиты технологические экосистемы, включая Яндекс и Сбер, а для беспрепятственного проведения финансовых операций есть национальная платежная система «Мир» и Система быстрых платежей (СБП). Подобная инфраструктура позволяет достаточно быстро предложить пользователям комплексный сервис, включающий возможности оплаты и продвижения приложений среди пользователей экосистемы. Хотя пока ни один из российских маркетплейсов еще не внедрил платежную систему.

Вдобавок в стране очень много разработчиков с опытом создания удобных сервисов, развивавшихся в реальных рыночных условиях. По данным EY, Россия занимает третье место в мире по уровню проникновения финтех-услуг в целом и первое по переводам и платежам.

Напомню, что в 2020 году IT-индустрию в России включили в список приоритетных видов деятельности, и правительство приняло меры, чтобы поддержать отрасль: выделило дополнительные 14 млрд рублей на разработку и внедрение отечественного ПО, дало компаниям возможность взять выгодный кредит на текущую деятельность или новые проекты по ставке не более 3% годовых, освободило их от уплаты от налога на прибыль.

В Иране ЦБ активно пропагандировал оплату коммунальных услуг онлайн и помог развитию надежной финансовой инфраструктуры, благодаря чему население стало чаще переводить деньги и совершать платежи через интернет. Но все равно необходимая для развития маркетплейсов инфраструктура в России превосходит иранскую на порядок — это, безусловно, один из мощных драйверов, на основе которого национальные сторы будут расти опережающими темпами.

Как будут развиваться российские маркетплейсы

Если сравнивать перспективы развития отечественных и иранских сторов, то в России возможно опережение в технологическом плане, однако сложно набрать такую же аудиторию: Google Play, хоть и с ограничениями, но все еще функционирует и доступен российским пользователям. Сейчас он занимает место мирового лидера по ассортименту: в нем доступно более 3,2 млн приложений, и конкурировать с таким гигантом очень непросто. Да и перетока с платформы Apple на Android и соответственно в российские сторы пока не наблюдается.

С точки зрения прибыли, отечественные игроки могут повторить успех Cafe Bazaar и даже обогнать его по темпам развития за счет существующей технической базы. Так, иранский маркетплейс при попытке выхода на рынок Афганистана, где также говорят на варианте персидского языка, не смог решить проблему оплаты, из-за чего ему пришлось предлагать местным пользователям только бесплатные приложения и отказаться от их монетизации. Российские сторы могут выбрать разные модели, нацеленные как на большой ассортимент, так и на более строгий и качественный отбор приложений.