Logo
Cover

Между изучением нового иностранного языка и языка программирования есть сходство — процесс требует знакомства с новыми символами и терминами, которые должны быть правильно и четко организованы, чтобы собеседник — человек или компьютер — понял смысл сообщения. Однако нейробиологи из США обнаружили, что чтение кода активирует совсем не те регионы мозга, которые вовлечены в обработку языка.

«Понимание программного кода — отдельная вещь. Это не то же самое, что язык, и не то же самое, что математика и логика», — пояснила Анна Иванова, выпускница MIT и ведущий автор исследования, опубликованного в журнале eLife. Главным объектом внимания ученых стало отношение между языком и другими когнитивными функциями. В частности, они изучали вопрос, используют ли другие навыки языковую нейронную сеть мозга. В прошлой работе они уже показали, что музыка и математика не активируют эту зону Брока и другие участки в левом полушарии.

По словам ученых, существует две школы мысли, которые по-разному объясняют, как мозг учится кодировать. Одна говорит, что чтобы быть хорошим программистом, надо хорошо разбираться в математике. Другая утверждает, что из-за параллелей между кодом и языком важнее речевые навыки.

Для того чтобы пролить свет на этот спорный вопрос, нейробиологи выбрали два языка программирования, Python и ScratchJr, язык визуального программирования, разработанный для детей от пяти лет. Участниками эксперимента были молодые люди, свободно владеющие тем языком, на котором их тестировали. Их помещали в аппарат фМРТ, показывали им отрывки кода и просили определить назначение этого элемента программы, рассказывает MIT.

Исследователи не зафиксировали никакой реакции в тех участках мозга, которые отвечают за владение языком. Зато обнаружили, что задача активировала так называемую сеть множественных запросов. Ее активность распространяется по фронтальным и теменным долям мозга и обычно служит для выполнения широкого спектр ментальных задач, связанных с объединением отдельных кусков информации.

Предыдущие исследования показали, что решение математических и логических задач в основном затрагивало сеть множественных запросов в левом полушарии. А эксперимент MIT показал, что чтение компьютерного кода требует и левой, и правой частей этой нейронной сети. Это открытие противоречит гипотезе о том, что математика и программирование задействуют один и тот же механизм мозга.

Ученые не идентифицировали единственный регион, который отвечал бы исключительно за программирование, но считают, что такая специализированная активность мозга может развиться у профессиональных программистов с 30 — 40 годами опыта.

Испанские ученые установили, что обучение новому языку в зрелом возрасте меняет взаимодействие двух полушарий головного мозга. Их результаты позволяют объяснить, почему взрослым труднее начать говорить на иностранном языке, даже если они его хорошо понимают.