Logo
Cover

Технологии уничтожают старые виды занятости и создают новые. Однако везет далеко не всем. Многие рабочие теряют часть дохода, их качество жизни снижается. Промышленные революции нарушат стабильность в обществе и подорвут экономику целых регионов.

138

Бум на рынке труда

В 2010-е годы многие страны зафиксировали рекордное снижение уровня безработицы. Так, в США количество безработных стабильно сокращается уже десятый год. Правительство регулярно сообщает о появлении новых вакансий и повышении средней зарплаты.

Подобная статистика стала аргументом в пользу автоматизации. Оптимистично настроенные аналитики считают, что технологии уничтожат тысячи рабочих мест, но тут же создадут новые. 

Эксперты McKinsey Global Institute обнаружили, что с 1970 года в США возникло более 16 млн новых профессий, связанных с компьютерами. Спрос на услуги секретарей, бухгалтеров и наборщиков текстов резко снизился, но на рынке тут же появились сотни новых вакансий в сфере ИТ, электронной коммерции и производства техники.

Группа исследователей из Института Аспена (США) проанализировала другие исторические прецеденты, чтобы понять, к каким последствиям приводит частичная автоматизация. 

Оказалось, что последствия технологического прогресса не столь однозначны. Потери на рынке труда действительно восполняются за счет появления новых видов занятости. Но чаще всего сотрудникам приходится не подниматься, а спускаться по карьерной лестнице.

Эра нестабильности

Большинство вынуждено мириться с уменьшением зарплаты, сокращением бонусов и снижением стабильности.

«Люди, которые прошли через процесс автоматизации производства за последние 40 лет, столкнулись с трудностями при поиске работы. Им приходилось соглашаться на более низкую оплату труда при менее выгодных условиях», — отметил автор исследования Аластер Фитцпейн в комментарии Axios. 

Рабочие, которые лишились мест на производстве в начале 80-х годов, через некоторое время смогли найти новую работу. Но они получали на 15-20% меньше, причем эффект сохранялся в течение последующих 20 лет.

Прошлые исследования показывают, что в среднем доход работника, который попал под сокращение, падал на 35%. Человеку приходилось устраиваться на неполный день или получать пособие по безработице.

Чем дольше сотрудник трудился на одном рабочем месте, тем большие потери он нес в результате автоматизации. Таким образом, обладатель 20-летнего стажа терял на 10% больше денег, чем работники на стартовой позиции.

Разводы и экономический спад

Увольнение вследствие автоматизации в целом заставляло людей чаще менять работу. Аналитики также отмечают, что уволенные сотрудники сталкивались и с другими проблемами.

Уровень смертности среди них оказался выше, а средняя продолжительность жизни сократилась.

Люди, которых уволили из-за автоматизации, реже покупали жилье, чаще разводились и чаще оформляли страховку на случай потери трудоспособности. Обстоятельства негативно сказывались на их детях. Они учились хуже и развивались медленнее, чем сверстники.

Процесс охватывал не только отдельных граждан, но и целые регионы, выяснили аналитики. В некоторых случаях технологии оказывали столь сильное негативное влияние на отрасли, что под ударом оказывались миллионы людей.

Авторы отчета предупреждают — само по себе общество не сможет адаптироваться к изменениям. Государству пора вводить политику поддержки рабочих, а также внедрять новые программы переобучения.

В прошлые десятилетия многие страны оказывали поддержку занятому населению. Но в последние годы ситуация изменилась. Затраты на подготовку рабочих сокращаются с каждым годом, профсоюзы утрачивают свое влияние, а цены на обучение растут.

Парадокс в том, что от внедрения автоматизации пока выигрывают немногие. Предприятия вкладывают миллионы в технологическое «перевооружение», но пока эти инвестиции не окупаются. 

Но в наименее выгодном положении оказываются низкоквалифицированные работники. Как показывают исследования, автоматизация больше всего ударяет по самым уязвимым слоям населения. Эксперты предупреждают: отсутствие высшего образования, юный возраст и принадлежность к меньшинствам станут главными факторами риска на рынке труда в ближайшие 20 лет.