Logo
Cover

Верхушка образованной элиты зарабатывает все больше, а зарплаты работников среднего звена не растут годами. Это пока главное следствие автоматизации и сокращения персонала в США. У экспертов есть целый ряд мрачных наблюдений, но ни одного рецепта «лечения».

11

Автоматизация поделила рабочую силу в США на два лагеря. Первый представляет собой небольшую группу высококвалифицированных профессионалов, которые работают в корпорациях вроде Intel и Boeing и получают достойную зарплату. Каждый сотрудник приносит компании сотни тысяч долларов прибыли, и руководство дорожит ими.

Вторую группу — гораздо более многочисленную — составляют менее образованные специалисты, которые трудятся в отелях, ресторанах и домах престарелых. Эти заведения получают меньшую прибыль и вынуждены экономить на зарплатах.

Финикс как модель будущего

New York Times приводит в качестве примера столицу штата Аризона — город Финикс, в котором сосредоточено немало технологических компаний. В регионе расположены производства Intel и NXP, на которых выпускают полупроводники, а либеральное законодательство превратило штат в центр испытаний робомобилей.

На Intel или NXP сотрудники получают примерно $2790 в неделю, а их производительность растет более чем на 2% за год.

Однако устроиться на предприятие непросто. В 2017 году отрасль приняла на работу всего 16 600 человек в регионе — на 10 000 меньше, чем 30 лет назад. Представитель NXP Пол Харт признает, что компания старается автоматизировать все, что поддается автоматизации: «Количество сотрудников растет, но ИИ — это необходимый фактор повышения производительности».

Производитель электрошокеров и нательных камер для полицейских Axon также старается поручать машинам как можно больше задач. Роботы собирают в четыре раза больше картриджей для шокеров, чем 80 рабочих каких-то 10 лет назад.

Если бы компания не перенесла часть производственных площадок из Мексики обратно в США, обычным рабочим не нашлось бы места в Axon. 

Персонал сокращают и другие предприятия, в том числе производители авиационной техники и компьютерных систем.

Фактически с 90-х годов темпы найма растут только в отраслях с низкой производительностью — в здравоохранении, соцслужбе, ресторанном сервисе. Спросом пользуются уборщики и садовники. Зарплаты при этом редко превышают $450 в неделю. 

В результате в производительных отраслях работает всего 162 тыс. человек, а в сферах с низкими зарплатами и возможностями для роста трудится 673 тыс. жителей региона.

Загадка экономики

Экономисты пока не могут найти объяснение сложившейся ситуации. Большинство прогнозировало, что от внедрения технологий выиграют все. Цены снизятся, качество товаров вырастет, подгоняя спрос. Как следствие — появятся новые рабочие места.

Однако на практике это не так, более того — средняя производительность труда в США растет медленными темпами.

Кроме того, за последние 40 лет количество рабочих мест сократилось в каждой отрасли, которая внедряла новые технологии для повышения производительности.

Если бы не те самые рестораны, отели и больницы, общая картина на рынке труда была бы намного хуже.

Экономист Адер Тернер сравнивает ситуацию со сценарием, при котором фермеры решили бы потратить дополнительный доход от использования тракторов и комбайнов на найм прислуги. В этом случае прогресс и технологии изменили бы отрасль, но на общих показателях продуктивности это бы не отразилось.

Проигрывают все

Многие эксперты признают, что теперь начинают понимать настроения неолуддитов. Алгоритмы не лишают людей работы, но влияют на ее качество и распределение вакансий на рынке труда. При этом, как ни парадоксально, сами предприятия пока не извлекают существенной прибыли из автоматизации. В итоге принцип «выигрывают все» сменился принципом «проигрывают все».

Ранее аналитики Брукингского института (США) обнаружили, что автоматизация больше всего ударяет по самым уязвимым слоям населения. По их прогнозам, отсутствие высшего образования, юный возраст и принадлежность к меньшинствам станут главными факторами риска на рынке труда в ближайшие 20 лет.