Власти отслеживают перемещения москвичей уже несколько лет
Logo
Cover

Мэрия Москвы как минимум с 2015 года следит за горожанами — с точностью до 500 метров и с интервалом в несколько минут. Это предусматривают техзадания на покупку данных у операторов сотовой связи, на что в 2018 году потратили более 100 млн рублей.

Московские чиновники собирают обширную информацию о перемещении жителей города: знают, где они живут и работают, как добираются до работы, куда и когда ездят на дачу. Уже несколько лет власти покупают данные о перемещении сим-карт — с точностью до 500 м и нескольких минут, сообщают «Ведомости». Операторы на этом хорошо зарабатывают, а чиновники уверяют, что все на благо города: такой подход совершил революцию в проектировании транспортной инфраструктуры.

А в нынешнем году систему слежения органично дополнят десятки тысяч камер с распознаванием лиц.

На закупки информации у сотовых операторов Департамент информационных технологий Москвы потратил с 2015 года около полумиллиарда рублей, в том числе 102 млн — по итогам 2018 года. Аналитический центр при правительстве обобщает данные и формирует отчеты для мэрии. ДИТ передает данные операторов Институту Генплана Москвы.

В отчетах Москва и Московская область делятся на участки 500 на 500 м. О каждом известно, сколько человек там живет (сим-карты неподвижны по ночам), сколько работает (сим-карты регистрируются регулярно по будням с 10 до 17). Если человек в будни въезжает в регион и выезжает из него, он считается трудовым мигрантом.

Представители сотовых операторов и власти подчеркивают, что это преобразило разработку новых транспортных развязок. Например, Институт Генплана использовал данные операторов при доработке Московского железнодорожного узла. А данные по Новой Москве показали, что там живет и работает почти вдвое больше людей, чем там зарегистрировано. Это учтено при прокладке метро, реконструкции и строительстве магистралей.

Контроля нет

Представитель Аналитического центра при правительстве утверждает, что работа строится на обезличенных статистических данных людей, что подтверждается и техзаданием. В этом же документе уточняется, что госорганы могут отправлять операторам дополнительные запросы по отчетам. Их примеры не приводятся.

Партнер KPMG в России Николай Легкодимов заявил, что за госпользователями геоаналитики нужен общественный контроль, а сейчас использование таких данных абсолютно непрозрачно. Он опасается, что местные администрации могут использовать данные в политических целях, рекламных и агитационных. Нужно следить, в каком виде операторы отдают аналитику чиновникам.

О том, как в мэрии относятся к защите персональных данных, можно судить на основании планов по использованию технологии распознавания лиц — следующего этапа развития городской системы слежки. Распознавать чиновники хотят не только преступников из баз данных органов, а буквально каждого горожанина: «Если один и тот же человек появляется каждый день, система решит, что он там живет. Если гражданин бывает редко, его определят как гостя. Путем анализа можно понять, что в подъезде почему-то слишком много проживающих. Это может означать, что есть „резиновые“ квартиры. А если много чужих — в подъезде могут быть незаконные хостелы или что-то еще».