Logo
Cover

Пока мы не можем построить машину времени, писал Стивен Хокинг в вышедшей уже после его смерти книге. Но, возможно, это удастся нам в будущем, считал великий астрофизик.

1415

Мы воспринимаем как должное возможность звонить своим друзьям, где бы они ни находились. Однако на самом деле, мы не можем узнать, что происходит с ними в данный момент. Сигнал, который переносит их голос и изображение, хоть и движется очень быстро, все же требует какого-то времени. Наша неспособность узнать о «настоящем времени» кого-то, кто находится вдали от нас, лежит в основе теории пространства и времени Альберта Эйнштейна пишет Phys.org.

Эйнштейн рассказал нам, что пространство и время — части одного пространства-времени, и что мы можем думать о временном расстоянии так же, как и о пространственном. Если нас спросят о расстоянии от одного города до другого, мы можем ответь как в единицах пространства («столько-то километров»), так и времени («столько-то часов езды»). По словам физиков Брайана Кокса и Джеффа Форшоу, время и расстояние можно конвертировать при помощи «валюты скорости».

Прозрение Эйнштейна заключалось в том, что эта валюта универсальна, и это скорость света. Это предельная скорость, с которой может двигаться сигнал. Она порождает причинную зависимость — закон, согласно которому последствия всегда идут после действия.

Это серьезное теоретическое препятствие на пути к путешествиям во времени. Отправиться назад во времени и нарушить ход событий, приводящий к собственному рождению — значит, поставить причину после следствия, отмечает Хокинг.

Чем быстрее мы движемся, тем медленнее тикают наши часы относительно тех, кто остался в прошлом. Слово «относительно» ключевое: для вас время идет как обычно, но для всякого, кто стоит на месте, вы будете двигаться замедленно. А если вы разовьете скорость света, то время для вас замрет, а все остальные устремятся вперед.

Научная фантастика подсказывает, что если бы мы смогли двигаться быстрее скорости света, то смогли бы вернуться в прошлое. К сожалению, на развитие таких скоростей потребовалось бы бесконечное количество энергии, но даже если бы это получилось, время попросту не пошло бы назад. Скорее, понятия прошлого и будущего перестали бы иметь смысл. Закон причинности был бы нарушен, отмечает Хокинг в своей книге «Короткие ответы на серьезные вопросы».

Эйнштейн утверждал также, что сила гравитации есть результат воздействия массы на пространство и время. Чем больше массы мы сжимаем в точке пространства, тем медленнее тикают часы. Если сжать достаточно массы, даже свет не сможет вырваться из гравитационной ловушки получившейся черной дыры. А если кто-то приблизится к краю черной дыры — ее горизонту событий — то его часы будут идти бесконечно долго относительно того, кто наблюдает за ним издалека.

Так можем ли мы свернуть пространство-время так, чтобы путешествия во времени стали возможны? Ответ Хокинга — может быть, но для этого нужны кротовые норы, а также возможность их стабилизировать.

Современная теория квантовой механики, по крайней мере, не отрицает такую возможность.

В частности, теория струн предполагает наличие 11 измерений. Помимо известных нам четырех пространственных и одного временного есть еще семь, и в одном из них может обнаружиться обходной путь для путешествий во времени. Хокинг, не столь оптимистичный по отношению к современным социальным процессам, надеялся на это.