IT-рабство 21 века: как Кремниевая долина зарабатывает в кенийских трущобах
Logo
Cover

Обычно словосочетание «работа в сфере ИИ» не ассоциируется с дешевой рабочей силой, а IT-специалистов привыкли считать миллионерами. Но в основе сверхприбылей многих стартапов из США лежит труд, который недалеко ушел от рабского.

Когда ИИ работает, как задумано, разработчики из Кремниевой долины говорят: «Это похоже на магию!». Увы, это совсем не магия, а тяжелый и неблагодарный труд. И обходится он калифорнийским стартапам в сущие копейки, поскольку для создания огромного массива данных они привлекают работников из нищих африканских стран, сообщает BBC.

Одна из таких сотрудниц — 26-летняя мать-одиночка Бренда из Кении. Она живет Кибере — крупнейших в Африке трущобах в пригороде Найроби. Там сотни тысяч людей теснятся на клочке земли размером с лондонский Гайд-парк.

Каждый день Бренда на автобусе ездит на работу в Найроби, в офис стартапа Samasource из Сан-Франциско, среди клиентов которого Google, Microsoft, Salesforce и Yahoo.

«Чудеса» вручную

За свою восьмичасовую смену Бренда вручную создает данные, на которых потом обучаются алгоритмы. Она обрабатывает изображения таким образом, чтобы компьютеры смогли их увидеть и понять. Для этого Бренда загружает картинку в редактор, выделяя и маркируя все, что на нем есть: машины, деревья, людей, дорожные знаки, даже небо — непременно указывая, облачное оно или чистое.

Когда миллионы таких картинок с тэгами появятся в системе, ИИ-платформы для беспилотных автомобилей смогут узнавать и животных, и людей в реальном мире.

Начальство постоянно следит, чтобы каждый пиксель был выделен и маркирован правильно. В случае малейшей ошибки изображения отправляют на переделку. Имена работников, которые справляются быстрее и точнее всех, помещают на «доску почета» — мониторы на стенах офиса.

Лучшей премией считаются сертификаты на покупку товаров в хороших магазинах.

Почти Калифорния

Вообще, «эксперт по подготовке данных для обучения ИИ» — это сидячая, утомительная, монотонная и тяжелая работа. Бренда с коллегами работают в тесноте, а об эргономических креслах или клавиатуре они даже не слышали. Зачастую их грубо торопят, требуя обработать необходимый объем изображений в сжатые сроки, если это нужно клиенту. Это значит, работать придется почти без перерывов.

Некоторые сотрудники Samasource — фрилансеры, поэтому в офис они не ездят. Но по условиям договора за ними постоянно наблюдают через веб-камеру.

Однако, для жителей трущоб, из которых состоит 75% персонала компании, такая работа стала настоящим подарком судьбы. При средней по региону зарплате в $2 в день и меньше, они получают $9 и потенциальную возможность карьерного роста.

Неожиданное равенство

Самое интересное, что в Кении решена одна из главных калифорнийских проблем: для местной IT-сферы дефицит женщин нехарактерен. Здесь их больше половины. Это особенно удивительно для страны, где после рождения детей жизнь большинства женщин ограничивается семейными обязанностями.

В Samasource есть комната матери и ребенка, 90-дневный отпуск по беременности и родам, а также гибкий график, который позволяет совмещать семью и работу.

На вопрос, почему бы не платить сотрудникам больше $9 в день (ведь калифорнийские стартапы, среди клиентов которых числятся крупнейшие IT-компнаии мира, явно могут себе это позволить), гендиректор Samasource Лейла Джанах отвечает так: «Это пагубно отразится на кенийском рынке труда. Достойные, с точки зрения западного человека, зарплаты, могут привести к катастрофе. Поднимутся цены на жилье, еду и транспорт. И от этого пострадают люди, которые и так зарабатывают чудовищно мало».

ИИ несовершеннее, чем кажется

Еще один плюс: стабильность работы своим сотрудникам Samasource может гарантировать на годы вперед. По словам Джанах, сейчас ИИ находится на куда более скромном этапе развития, чем может предположить простой обыватель.

Создание ИИ, который сам будет готовить данные для обучения алгоритмов, потребует миллиардных вложений и долгих лет разработок.

А значит, для жителей африканских трущоб все это время будут рабочие места. Сейчас деятельность Samasource затрагивает жизни 50 000 человек в развивающихся странах. Чьи-то напрямую, предоставляя возможность стать экспертом по подготовке данных для обучения ИИ. А чьи-то косвенно, потому что работающие на калифорнийский стартап женщины обеспечивают не только свою семью, но и семьи своих родственников.

Более того: 84% бывших сотрудников компании либо нашли более квалифицированную работу, либо решили получить высшее образование. А многим удалось вырваться из трущоб.

Китайские разметчики изображений тоже считают, что им повезло с работой. Пекинский стартап Basic Finder получает заказы от Калифорнийского университета в Беркли, компаний из Кремниевой долины и их китайских конкурентов. Своим сотрудникам компания платит $1,47 в час, что для Китая вполне прилично. Тем, кто продвигается по службе, могут поручить обучение младшего персонала и контроль за работой начинающих. На такой должности можно заработать около $500 в месяц.