Logo
Cover

Заместитель гендиректора по исследованиям и разработкам WorldSkills Russia Екатерина Лошкарева рассказала Хайтек+ о том, как построить карьеру в эпоху Четвертой промышленной революции, в чем ценность метанавыков и смысл непрерывного обучения на рынке труда будущего.

54

В Будапеште стартует VI чемпионат по профессиональному мастерству EuroSkills 2018, в котором примет участие российская национальная сборная. Хайтек+ встретился с Екатериной Лошкаревой накануне соревнований.

— Для чемпионата мира в Казани WorldSkills Russia строит площадку FutureSkills на 10 тыс. кв. м. Зачем нужен такой масштаб?

— Такой зоны прежде не было ни на одном чемпионате мира. Но с момента нашего вступления в движение WorldSkills мы понимали, что текущего набора профессий в стандартной линейке WS недостаточно.

Люди как «продукт» требуют времени на «изготовление». Их нельзя, как деталь, запрограммировать под необходимые требования и изготовить на станке с ЧПУ.

Экономика в ближайшее время будет меняться ещё динамичнее, и нужно готовить специалистов с учетом этих изменений.

Подростки 14-16 лет — юниоры — достигнут активной фазы карьеры в 2030-е годы, но что мы знаем об экономике этого периода? Будут ли к тому времени востребованы те же профессии и специалисты, что и сегодня?

Изменения происходят с такой драматической скоростью, что мы посчитали правильным показать людям из разных стран, как будут выглядеть хотя бы некоторые аспекты экономики будущего. Именно для этого мы сделали зону FutureSkills.

— Какие компетенции будут представлены в этом блоке в 2019-м году?

— Мы поделим зону на три части: Competition, Show и Exhibition. Соответственно Competition — это базовые профессии, которые мы в формате FutureSkills уже отработали. Они отражают растущие тренды экономики и в большинстве своем считаются сквозными, или кросс-секторальными.

В зоне Show и Exhibition мы акцентируем внимание на soft skills. Это способность к коллаборации и командной работе, креативность, умение сфокусироваться на конкретной задаче. Эти навыки становятся особенно важными в силу глобальных трендов — автоматизации, роботизации, цифровизации.

На смену традиционной иерархии, где работник выполняет поручения начальника, приходят сети.

В них действует логика системы разделения труда — каждый должен четко понимать, в чем заключаются его сильные стороны, какие у него есть уникальные навыки и умения, чем он может быть полезен сети. Не менее важно уметь вступать в кооперационные связки — без них невозможно заниматься сложными проектами.

В зоне FutureSkills Show мы представим Индустрию 4.0, умные сети электроснабжения (Smart Grid) и цифровое фермерство (Digital Farming).

В третьей зоне — Exhibition — мы покажем классные разработки, которые есть в России, в формате, например, точек кипения, или «кванториумов».

— Возникают ли проблемы с подбором экспертов под FutureSkills? Согласитесь, в России не так много специалистов по AR или 3D-прототипированию.

— Я бы назвала это не проблемой, а скорее вызовом. Важно понимать, что FutureSkills, как и у другие блоки, получает поддержку отрасли. У этих компетенций есть интересант со стороны реального сектора экономики — именно эти компании становятся для нас главным источником экспертов.

Вы правы в том, что новые компетенции зачастую не включены в систему образования — по крайней мере, массово. В целом вся история строится на энтузиазме.

Компаниям интересно выступить на глобальной площадке и найти единомышленников со всего мира. Мы рассылаем приглашения экспертам и участникам из 79 стран WorldSkills. В результате они сравнивают себя друг с другом, находят возможности для бенчмарка.

— Вы как-то отмечали, что одних только soft skills и hard skills сегодня недостаточно. Все большее значение приобретают так называемые метанавыки.

— Нельзя сказать, что hard skills и soft skills отходят на второй план. Естественно, они есть и они нужны, мы имеем с ними дело ежедневно. Однако скоро менять и обновлять их придется гораздо чаще, а значит, к ним не стоит эмоционально привязываться. Особенно это касается hard skills. Выучить язык программирования и работать с ним в течение 50 лет уже не получится.

Важно постоянно учиться, переучиваться и даже разучиваться вплоть до того, чтобы забывать вещи, которые больше не релевантны.

— А метанавыкам можно обучиться по такому же принципу?

— Индивидуальные meta skills отражают тип мышления человека, глубинные свойства характера и отношение к жизни в целом. Например, профессор психологии Кэрол Дуэк ввела в обращение такие термины, как growth mindset (гибкое мышление) и fixed mindset (рамочное мышление). К первой категории относятся люди, которые ориентированы на решение проблемы и на развитие. Они позитивно воспринимают перемены и им интересно разбираться в сложных задачах.

«Рамочное мышление» — это подход «от забора и до обеда». Проблема воспринимается как нечто плохое, она ставит человека в тупик, вызывает стресс, боязнь совершить ошибку. Таким людям обычно тяжело двигаться по пути обучения и тем более переобучения, им трудно адаптироваться к переменам в быстром, сложном и меняющимся мире.

На постановку meta skills уходит намного больше времени, чем на приобретение других навыков. Можно научить человека печатать на машинке, но изменить его отношение к делу гораздо труднее.

Об этих концепциях сложно говорить в контексте классического, профессионально-технического образования, но тем не менее это важно.

— Получается, что meta skills нужно отрабатывать с психологом или личным коучем?

— Такую подготовку нужно включать в систему образования на ранних этапах. В приобретении meta skills нет ничего элитарного. Их можно воспитывать и культивировать, включать в образовательный процесс. Помощь психолога понадобится в том случае, когда у человека уже есть проблемы, в которых пора разобраться.

То же касается и эмпатии. Эмоциональный интеллект (EQ) — это хорошо изученное явление, но ему не принято уделять внимания.

Скажу упрощенно: когда роботы возьмут на себя все рутинные процессы, человеку останется только подлинно человеческое, в том числе эмоции.

Получается, что аспект эмоционального интеллекта крайне важен, но он по какой-то причине на 99% изъят из образовательного процесса. Считается, что у нас есть руки и мозг, а эмоций нет или они не важны.

— Эмоциональный интеллект часто объясняют предрасположенностью или даром. В образовательной системе этой концепции не уделяют внимание.

— На мой взгляд, неправильно разделять людей по принципу «дано» и «не дано»; на белые и синие воротнички; на тех, кто работает руками, и тех, кто работает головой. Это понятия из прошлого века.

При изменении системы образования мы должны каждому дать возможность раскрыть потенциал, максимально помочь самореализоваться в профессии, которую человек выбрал. Необходимо дать весь набор компетенций или хотя бы построить траекторию подготовки. Скажем, в колледже N можно освоить базовые навыки, параллельно в соседнем тренинговом центре получить дополнительные знания, а в интернете пройти курс, например, по технике переговоров.

Не стоит ждать, что одна образовательная программа даст «конечные» знания и профессию, которой можно будет посвятить последующие 40 лет. Такой принцип уже не работает.

— Иными словами, в ближайшем будущем человеку придется осваивать десятки навыков в течение карьеры и неоднократно менять профессию?

— Безусловно. Возможно, будут исключения. Человек может всю жизнь проработать в такой широкой сфере, как инженерия. Но даже в ней есть огромное количество позиций и возможностей, которые потребуют разных навыков. Очевидно, что по мере горизонтального или вертикального роста их придется постоянно обновлять.

Hard skills непрерывно. Soft skills — по мере возможностей. Особенно это касается распространенного сценария, когда человек с позиции специалиста приходит на должность руководителя.

Нужно просто принять, что переучиваться и осваивать новое — это так же естественно, как дышать.

— При оценке современной системы образования WorldSkills Russia обращает внимание на гендерные вопросы?

— Если смотреть через гендерную призму, то социальные и технологические трансформации стерли многие барьеры для входа в профессию. Раньше некоторые компетенции, представленные на чемпионатах WorldSkills, считались в основном мужскими или в основном женскими.

Чаще всего это было связано с запросом к физической выносливости. Токарные работы, например, требовали тяжелого физического труда, и девушкам объективно было сложнее справиться с задачами.

Но сейчас станки стали настолько высокотехнологичными, что большую часть времени занимает программирование. Благодаря этому девушки завоевывают первые места в сварке, токарной работе. В инжиниринге это уже давно норма.

В то же время, если молодой человек становится поваром, флористом или парикмахером, в этом нет ничего странного. Границы стираются.

Я не могу сказать, что в России совсем отсутствует проблема гендерного неравенства, но ситуация объективно лучше, чем во многих других странах. Если где-то встречается предвзятое отношение, то это пережитки прошлого.

Тем не менее в Казани в 2019-м мы прорабатываем вопрос проведения конференции Girls and Women Empowerment in the Era of Digitalization and Industry 4.0. совместно с WorldSkills Foundation и ЮНИДО при поддержке Минпромторга России.

— Какое направление нужно изучать сегодня чтобы добиться успеха в будущем? Одни эксперты советуют делать ставку на STEM-специальности, другие говорят о ценности гуманитарного знания в эпоху автоматизации.

— Я думаю, такое разделение не имеет смысла. Да, существуют растущие сектора экономики. Очевидно, что огромный рост стоит ожидать в сфере биотехнологий и ИТ, больших данных. Независимо от профессии будет цениться цифровая грамотность. Достаточно открыть любое ведущее исследование в этом направлении — они все говорят примерно об одном и том же.

Однако все это не имеет значения, если у конкретного человека нет интереса к таким сферам деятельности. И наша задача — создать систему проб, чтобы ребенок мог испытать разные варианты и понять, к чему у него есть склонность.

Зачастую школьная система образования быстро отсекает возможность выбора и не оставляет пространства для рефлексии.

Условно, начинаются задачи по физике, и человек думает: «Физика точно не для меня». Хотя он даже не успел понять, что это такое на самом деле.

После серии проб человек может прийти к выводу, что биотехнологии или ИТ-сектор — это очень здорово, но ему нравится работать с людьми, писать истории или быть воспитателем. И нам нужны специалисты, которые тонко чувствуют мир, могут его представлять в красивых визуальных формах. Нельзя вычеркивать целые сферы человеческой жизни только потому, что сейчас они не в стадии роста и не в моде.

Но есть и очевидно бесперспективные сферы. Они собраны в атласе новых профессий в разделе «Профессии-пенсионеры». В качестве примера можно привести туроператора в устаревшем понимании или оператора таксомоторного парка. Однако объективно ни один из этих видов деятельности не отражает призвание человека.


Подписка — специальный, самый
полезный формат Хайтек+

Ключевые темы и отдельный блок новостей не повторяют материалы сайта. Экономит время, гибкие настройки, адаптируемый объем, в удобное время. Вам понравится!

Оформляя подписку, вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных
Поздравляем! Вы подписаны