Logo
Cover

Англосаксонский капитализм, который преследует максимальную выгоду здесь и сейчас, ведет планету к климатической катастрофе. Редактор Guardian Ларри Эллиот надеется, что шанс есть у китайской модели — если политики согласятся ее перенять.  

192

Война против последствий климатических изменений обнажает наилучшие и наихудшие стороны капитализма, подчеркивает Эллиот. Декарбонизация экономики требует найти альтернативу углю и транспорту на ДВС, и здесь капитализм может проявить себя в полной мере — инновации его сильная сторона.

Рост технологий возобновляемых источников энергии и снижение цен на электричество, выработанное на солнечных и ветровых станциях, служат тому подтверждением. Огромный прогресс заметен и в области аккумуляторов, необходимых для нового поколения электромобилей.

Люди бесконечно изобретательны и, в конце концов, справятся и с глобальным потеплением. Но когда это произойдет, может быть уже слишком поздно.

Капитализм — особенно господствующий англосаксонский вариант — не стимулирует думать в перспективе. Руководители крупных корпораций видят свою задачу в максимизации прибыли за короткий период, даже если это приводит к невосполнимому ущербу экосистеме. Более того, они считают, что правительства не имеют право им в этом мешать.

В прошлом политики обращали внимание на экологию лишь в периоды благоденствия. Премьер Тони Блэр, например, поручил экономисту Нику Стерну составить доклад об изменении климата в годы, предшествующие глобальному финансовому кризису. Маргарет Тэтчер заговорила о защите окружающей среды во времена расцвета экономики, в конце 1980-х.

Но когда политикам есть о чем беспокоиться помимо этого, экологические вопросы теряют важность в их глазах.

Политики пытаются убедить граждан, что можно найти компромисс между заботой об окружающей среды и экономическим ростом. И 20 — 30 лет назад, когда изменения климата были не так заметны, это им удавалось.

Эллиот подчеркивает: в отличие от западных политиков, в Китае и Индии законодатели осознают, что «зеленый рост» экономики — это лучший рост. Китай бросил большие ресурсы на отказ от угля — отчасти потому, что видит возможность стать мировым лидером в чистых технологиях. Но отчасти это и забота об экологии. Индия, хоть и медленнее, также начинает понимать выгоду снижения цен на энергию солнца и ветра.

Но беда в том, что в масштабах всей Земли скорость декарбонизации все еще недостаточно высока. И пока прогнозы предрекают, что к 2050 году ископаемое топливо все еще будет обеспечивать свыше 50% потребностей планеты. Эмиссия углекислого газа продолжится, и глобальное потепление не остановится.

Элиотт призывает политиков и общество признать: китайская модель управляемого капитализма больше подходит моменту, чем англо-саксонская. Видение долгосрочной перспективы позволит принять ряд необходимых мер.

Необходимо увеличить инвестиции в чистые технологии, потому что выделенные в прошлом году $300 млрд едва дотягивают до расходов на устранение последствий климатических изменений в одних только США. Всемирный и региональные банки должны помочь бедным странам увеличить мощности станций возобновляемой энергии. А углеродный налог должен стать достаточно высоким, чтобы ископаемое топливо оставалось в недрах Земли.

И прежде всего, необходимо признать, что мир находится в состоянии войны против климатических изменений. А все политики, которые говорят, что у нас еще полно времени в запасе, должны уйти со своих постов.