Logo
Cover

По производительности труда Россия в два раза уступает большинству развитых стран, а более 80% трудоспособных россиян не адаптированы к условиям современного рынка. О необходимости перемен как на производстве, так и в системе образования говорили гости финала национального чемпионата World Skills в Южно-Сахалинске, а Хайтек+ собрал самые важные тезисы.

Россия живет в реалиях сырьевой экономики и пока лишь начинает переход к экономике знаний. Большая часть трудоспособного населения — более 80% — выполняет рутинную работу по предписанным правилам и стандартам. Лишь 17% занимается аналитической и творческой деятельностью, которая ценится все больше в условиях Четвертой промышленной революции. К такому выводу пришли аналитики консалтинговой компании Boston Consulting Group совместно с организациями WorldSkills Russia и Global Education Futures. 

Проблему на рынке труда обсудили и гости финала VI Национального чемпионата WorldSkills Russia, который проходит в Южно-Сахалинске. Участники дискуссии отметили, что в России есть проблема с кадрами, которая выражается в том числе в сниженной производительности труда. 

Член правления фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад», а в прошлом топ-менеджер Росатома Петр Щедровицкий признает, что пока на мировой арене Россия играет роль отстающего. Он сослался на данные Росстата, согласно которым в стране производительность труда составляет $52 в расчете на одного занятого. Для сравнения — в США этот показатель составляет $121, а в странах ЕС — $92. Неудивительно, что при таких результатах страдают темпы производства. 

Часто из-за отсутствия технологической базы и квалифицированных сотрудников российские предприятия не могут повторить успех западных компаний, даже когда копируют их методы. Щедровицкий приводит в пример ГАЗ, которая позаимствовала технологии Ford, но не смог достичь аналогичных темпов производства.

При этом компаниям в России не к кому обратиться за консультациями — в стране базируется всего 1600 экспертов по производственным системам и бережливому производству.

Большинство из них работает в крупных корпорациях и не выносит свой опыт за пределы предприятия. Изменить эту ситуацию пытается Федеральный центр компетенций в сфере производительности труда, который возглавляет Николай Соломон — в прошлом, как и Щедровицкий, топ-менеджер Росатома. По словам Соломона, грамотное распределение экспертов по всем регионам и создание центров компетенций поможет поднять производительность труда на 5% к 2024 году даже при отсутствии грандиозных денежных вливаний. 

По мнению заместителя министра просвещения РФ Ирины Потехиной, потеря производительности начинается еще в школе. Позднее в комментарии Хайтек+ она пояснила свою точку зрения — со школы формируется сама концепция производительности, а какой она будет — низкой или высокой — сказать изначально сложно. Замминистра замечает, что оценивать результаты образования также пока трудно, так как нет эффективных методов.

«Средний балл ЕГЭ вряд ли можно считать оценкой результатов образования», — признает Потехина. Ранее представительница Минпросвета подчеркнула, что не выступает за отмену ЕГЭ, но считает, что его нужно дополнить системой учета индивидуальных особенностей выпускников.

По мнению Потехиной, перспективным методом оценки эффективности образования может стать индекс счастья. Счастливый человек доволен собой и своим делом, а несчастные люди превращаются в несчастных работников, которые снижают производительность труда.

Организация WorldSkills Russia, по словам чиновницы, «продуцирует счастье». Союз организует чемпионаты молодых профессионалов, помогает им адаптироваться к мировым стандартам и выходить на один уровень с иностранными коллегами. 

Однако Потехина утверждает, что заниматься только талантами опасно, поскольку их можно «переманить или перекупить». Поэтому нужно найти баланс между поддержкой подающих надежды специалистов и подготовкой массовой рабочей силы. С этим согласен и заместитель руководителя Роструда Денис Васильев. Он рассказал, что ведомство делает ставку не на «звезд», а на средних сотрудников для основных секторов экономики.

Некоторые аналитики отмечают, что во многих странах системы школьного образования до сих пор растят условного представителя рабочего класса. Школьников учат следовать правилам и четким инструкциям, работать индивидуально, а не сообща, и выполнять рутинные задачи — точно так же, как при работе на станке. Но Ирина Потехина с этим не согласна. «Школьная система дает хорошее базовое образование, но она только начинает грамотно работать с ранней профессиональной ориентацией, а точнее, с профессиональной навигацией».

Сами методы обучения Потехина не ставит под сомнение, она лишь отмечает, как важно помочь учащемуся выбрать вектор профессионального развития. «В школу должны приходить работодатели, в школу должны приходить заказчики, чтобы дети как можно раньше узнавали, какие у них есть возможности». 

Потехина признает и важность непрерывного процесса обучения. «Закончились времена, когда мы раз и навсегда получали профессию и потом капитализировали ее в течение всей жизни. Мы должны подготовить ребенка к тому, что он будет учиться всю жизнь».

Постоянное обучение необходимо еще и из-за ускорения темпов технологического прогресса. Однако замминистра не считает автоматизацию главной проблемой. Куда большее влияние оказывают трансформации привычных видов деятельности. Сейчас появляются профессии, о которых никто не мог подумать даже полгода назад, а параллельно с этим старые профессии обрастают новыми обязанностями.

«Это совершенно новый вызов для системы образования, и будем говорить прямо — образованию тяжело с этим справляться. Не только в нашей стране — это мировая проблема. Технологии все перевернули», — говорит Потехина. 

Президент WorldSkills International Саймон Бартли прогнозирует, что в ближайшем будущем один работник в течение своей карьеры овладеет 20-30 навыками. «Конечно, они не будут кардинально различаться. Например, один из навыков возникнет в результате повышения в должности, в других сотрудник перейдет из сферы производства в сферу исследований или дизайна в той же области». Однако Бартли подчеркивает, что это станет возможным только в случае изменения подхода к образованию. Человек должен постоянно меняться, адаптироваться, самостоятельно обучаться и переучиваться. Именно на этом будут акцентировать внимание школы и университеты в своих учебных программах.

Процесс учебы станет более динамичным — на освоение нового навыка будет уходить от нескольких месяцев до года, а обширные углубленные курсы постепенно уступят место коротким динамичным обучающим программам. 

Пока, по словам Бартли, ни одна из стран мира не приблизилась к системе образования будущего. Государствам имеет смысл поучиться у крупных корпораций. «Постоянно звучат разговоры об Илоне Маске, Tesla, но есть и другие примеры — IBM, Apple, Microsoft. Там, где темпы развития технологий будут особенно стремительными, будут зарождаться примеры инновационного подхода к образованию», — заявил Бартли в интервью Хайтек+.


Подписка — специальный, самый
полезный формат Хайтек+

Ключевые темы и отдельный блок новостей не повторяют материалы сайта. Экономит время, гибкие настройки, адаптируемый объем, в удобное время. Вам понравится!

Оформляя подписку, вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных
Поздравляем! Вы подписаны