Logo
Cover

В 2017 году Япония разработала новаторскую национальную водородную стратегию, предусматривающую создание углеродно-нейтрального «водородного общества». Однако в свежем отчете Института возобновляемых источников энергии (REI) эта политика названа ошибочной, поскольку 70% 10-летнего бюджета «потрачено на плохие идеи». Стратегия, которая должна быть направлена ​​на обезуглероживание, на самом деле подталкивает Японию к увеличению выбросов и убивает зарождающуюся в стране зеленую водородную промышленность.

Ключевые тезисы отчета под названием «Пересмотр водородной стратегии Японии: выход за рамки фантазии о водородном обществе» можно разбить на три основные части.

Во-первых, Япония нацеливает водород не на те области. Водород — расточительный и неэффективный энергоноситель по сравнению с батареями и прямой электрификацией, поэтому водород и его носители лучше всего использовать там, где избежать вредных выбросов нельзя каким-либо другим, более простым способом. Авиация, судоходство, тяжелый транспорт и сталелитейное производство — примеры областей, в которых водород выглядит конкурентоспособным решением.

Стратегия Японии в свою очередь предлагает использовать водород в легковых автомобилях и внедрять комбинированные теплоэнергетические системы «Ene-Farm» на основе водорода для зданий, когда дешевле и энергоэффективнее использовать тепловые насосы. А постоянно заменять баки с водородным топливом, чтобы отапливать дом, попросту неудобно.

Подавляющее большинство — около 70% — из 460 миллиардов японских иен (3,5 миллиарда долларов США) основного государственного бюджета на водородные программы направляются на такие вещи, как легковые автомобили на топливных элементах, инфраструктура для заправки водородом и топливные элементы для обогрева жилья. К 2030 году объем продаж бытовых топливных элементов достигнет одной пятой от цели стратегии. Автомобили на топливных элементах еще менее популярны; при нынешних темпах они достигнут примерно 1/40 своей цели продаж к 2030 году.

Во-вторых, Япония отдает предпочтение грязному водороду. Стратегия полностью опирается на «серый» водород как минимум до 2030 года, говорится в отчете. Он может быть произведен с использованием газообразного метана в «грязном» процессе Габера-Боша, который производит почти шесть тонн углекислого газа при получении тонны водорода, а также сжигает метан для получения тепла и способствует неорганизованным выбросам метана, которые примерно в 80 с лишним раз хуже для потепления атмосферы, чем двуокись углерода. Его также можно производить путем газификации бурого угля, выбросы которого примерно в два раза ниже.

Отчет критикует Японию за то, что у нее нет реальной дорожной карты для чего-то более чистого. Страна позволяет классифицировать синий и серый водород как «неископаемые источники энергии», независимо от происхождения. Шестой стратегический энергетический план страны призывает к 2030 году перевести 30% мощностей электростанций, работающих на метане, на водород, что несильно эффективнее, чем если бы электростанции просто продолжали сжигать метан.

Это также невыгодно для Японии с точки зрения международной торговли. В других странах производство водорода под более строгим контролем, и суммарные сквозные выбросы будут играть большую роль в тарифах на импорт. Япония же по сути стимулирует свой промышленный сектор к увеличению выбросов, что ведет к сокращению экспорта на глобальном рынке, так как высокая доля выбросов в производстве становится причиной повышенных налогов на полученную продукцию. Правительство Японии пока так и не разработало дорожную карту, которая заставит предприятия навести здесь порядок.

В третьих, сектор производства зеленого водорода в стране отстает. Зеленый водород в несколько раз дороже в производстве, чем синий или серый. Только две японские компании планируют производить электролизеры, и одна из них довела производство до ограниченного объема. Стоимость оборудования в пересчете на киловатт примерно в шесть раз выше, чем у китайских конкурентов, и нет никаких признаков того, что Япония сможет сократить этот разрыв при нынешнем подходе. REI связывают отставание этого сектора с тем, что весь водород в стране рассматривается как «хороший».

В Японии не так легко приживаются возобновляемые источники энергии. Ее солнечный потенциал невелик, сектор наземной ветроэнергетики сдерживается жесткими процессами согласования, морская ветроэнергетика стоит дорого, а ядерная вряд ли достигнет своих целей из-за некоторых правил безопасности, роста затрат и общественного сопротивления после катастрофы на Фукусиме. Возобновляемая энергия в Японии дорогая, поэтому производство зеленого водорода в Японии не будет дешевым.

Но, как отмечается в отчете, альтернативой здесь является платить Австралии за грязный серый водород, который часто хуже для планеты, чем то, что он заменяет. Если Япония принципиально не пересмотрит свою водородную стратегию, водородный бизнес в Японии может потерять свой потенциал роста, как это сделали солнечная и ветровая энергия, заключает отчет. В REI утверждают, что Японии нужно исправить идею о том, что в качестве источника чистой энергии подойдет любой тип водорода. «Если страна быстро не установит стандарты выбросов парниковых газов для голубого водорода, которые признаны во всем мире, международная цепочка поставок, на которой она сосредоточила свои усилия, не будет работать», — указано в отчете.