Logo
Cover

Вне зависимости от того, существует ли другая жизнь во Вселенной или нет, в одном можно быть уверенным — мы единственные люди в космосе. Хотя законы физики и химии едины для всей Вселенной, история развития форм жизни не может повторяться, и чем сложнее существа, тем более непохожи они будут друг на друга, утверждает Марсело Глейзер, американский астрофизик и писатель.

Инопланетная жизнь может оказаться совсем не похожей на то, что мы видим на Земле, пишет Bit Think. Возможно, это одна из причин, отчего мы не встретили ее до сих пор. Кроме того, наши поиски ограничивает космический горизонт — сфера с радиусом, равным расстоянию, которое проходит свет за 13,8 млрд лет. Это 46 световых лет, и никаких других измерений.

В первую очередь, профессор Глейзер подчеркивает, что пользуется рабочим определением жизни как любой самодостаточной цепи химических реакций, способной вырабатывать энергию из окружающей среды и воспроизводиться согласно принципам естественного отбора. Следовательно, существа, состоящие из духовной энергии, или рои наноботов, обитающих в черных дырах, исключаются. Летающие макаронные монстры, с другой стороны, включены в это определение, если докажут, что обладают биохимическим метаболизмом.

«Возможно, самый поразительный результат деятельности современной науки в том, что те же законы физики и химии действуют по всей Вселенной, — написал профессор Глейзер. — Мы сейчас в состоянии смотреть на звезды и новорожденные галактики на расстоянии световых лет от нас, которым миллиарды лет, и видим, что они состоят из тех же химических элементов (хотя и в других пропорциях) и что эти звезды развиваются по тем же динамическим законам, как и наше Солнце».

Эта универсальность законов физики позволяет утверждать, что у большинства звезд есть планеты, а у планет часто бывают луны. Каждый такой объект — отдельный мир со своими физическими свойствами и химическим составом. Планеты могут быть большими и маленькими, каменными и газообразными, с кучей лун или вообще без них. Они могут иметь разный угол наклона к плоскости вращения, плотность атмосферы и так далее.

Только в Млечном Пути миров насчитывается около триллиона, а галактик — сотни миллиардов. Такое невообразимо большое количество планет легко может создать впечатление, что жизнь может принять любую мыслимую и немыслимую форму. Однако все не так просто, считает Глейзер. Единые законы физики и химии накладывают ограничения на бесконечное разнообразие.

По его мнению, инопланетная жизнь в космосе, скорее всего, отвечает следующим критериям:

  • В основе жизни лежит углерод. Это распространенный атом, легко вступающий в связи с другими элементами. Другой вариант — кремний, но это уже менее вероятно.    
  • Для жизни необходима жидкая вода. Замерзшие бактерии выживают и в вечной мерзлоте, но не живут, так как их метаболизм остановлен. В качестве альтернативы предлагают аммиак, но он приобретает жидкое состояние только при −36 °С при нормальном давлении. На холодной планете с высоким давлением может существовать жидкий аммиак, но появление там жизни менее вероятно, чем в воде.

Эти два ограничения дают формулу жизни: углерод + вода + что-то еще (как минимум, азот и водород). Детали же могут и, скорее всего, будут отличаться. У каждой планеты, где есть жизнь, была своя история, на которую наложился естественный отбор. В итоге получились уникальные формы, которые развивались своим, непредсказуемым образом.

В результате во Вселенной не может быть двух планет с идентичными формами жизни. Более того, чем она сложнее, тем меньше вероятность ее воспроизведения в том же виде на другой планете. Следовательно, мы — единственные люди во Вселенной. Да, могут быть другие двуногие разумные существа с осевой симметрией тела, но они будут не похожи на нас. И летающие макаронные монстры тоже существуют на одной планете или луне.