Logo
Cover

Считается, что дети дошкольного возраста уже понимают, что у других людей тоже есть свои желания, намерения и убеждения, истинные и ложные. Психологи называют эту способность моделью психического состояния или теорией разума, и в наивысшем проявлении она позволяет осознавать, что собственное психическое состояние не тождественно психическому состоянию другого человека. Новое исследование, проведенное в США среди 580 детей в возрасте от 4 до 7 лет, ставит под сомнение то, что многие психологи считали непреложным фактом.

Тест Салли-Энн, появившийся в 1980-х, показывает, что дети способны осознавать ложные убеждения. Типичный эксперимент выглядит так: некий человек, назовем его Макси, кладет шоколадку в синий ящик. Затем он выходит из комнаты, куда заходит его мать. Ребенок, наблюдающий за этой сценой, видит, как она достает шоколадку и кладет ее в зеленый ящик. Когда она выходит, снова появляется Макси. Затем у ребенка спрашивают, какой ящик откроет Макси в поисках шоколадки.

На протяжении десятков лет этот эксперимент показывал: 90% дошкольников думают, что Макси откроет синий ящик. То есть, они ставят себя на место другого человека и делают заключение на основании доступной ему информации. Но что, если все это время ученые неверно истолковывали результаты?

Исследователи из Аризонского университета слегка изменили эксперимент, добавив третий, красный ящик. И результаты тут же стали другими, рассказывает Science Alert. Одна половина дошкольников была уверена, что Макси будет искать шоколадку в синем ящике, другая — что в красном.

«Когда есть только два места, дети 4–5 лет могут ответить правильно, толком не понимая, что у Макси могут быть неверные представления о расположении шоколадки, — объяснил психолог Уильям Фабрициус. — Добавив третье место, мы заставляем их выбрать между двумя пустыми ящиками».

Дети дошкольного возраста понимают, что Макси не знает, что шоколадка в зеленом ящике, потому что не видел, как ее туда положила его мама. И полагают, что либо красный, либо зеленый ящик — неправильный выбор. Хотя они понимают, что знание основано на наблюдении, их ответ не учитывает воспоминание о том, что Макси положил шоколадку в синий ящик. И если ящиков всего два, то дети дают правильный ответ по умолчанию.

Однако если ящиков становится три, они начинают угадывать верный ответ, что означает, что на самом деле они не понимают мотивов Макси, его мыслительных процессов. Это подтверждается другим вариантом эксперимента: если мама заходит в комнату, но не перекладывает шоколадку, они также полагают, что Макси заглянет в зеленый ящик, а не в синий, куда он ее положил. Другими словами, они не понимают, что Макси мог запомнить, куда он спрятал свой батончик.

Если исследователи правы, и дошкольники не обладают развитой моделью психического состояния, то психологам следует скорректировать ожидания и требования, которые предъявляются к детям 4–5 лет и младше. Возможно, когда один ребенок забирает у другого игрушку, он не понимает, почему тот начинает плакать.

Масштабное исследование британских ученых обнаружило связь психоэмоционального состояния школьников с рационом. Кроме того, выяснилось, что пропуски пищи, особенно завтрака, негативно сказываются на их благополучии.