Logo
Cover

Моногорода часто оказываются в неравных условиях с мегаполисами в конкуренции за жителей: они привязаны к производствам и обычно находятся в местах с суровым климатом, вариантов развития карьеры там немного и, как правило, не всё гладко с экологией. С глобальным ростом уровня жизни и мобильности людей стало сложно удержать в моногородах даже зарплатами. Но есть и плюсы у меняющегося мира — крупный градообразующий бизнес может самостоятельно создавать новые ценности и смыслы, делать жизнь людей подшефных городов комфортной, начав с электроэнергетики. Как это сделать — рассказывают специалисты электроэнергетической компании RUTAS, резиденты Инновационного центра «Сколково».

Моногорода — наследство Советского Союза с плановой экономикой. Тогда сильной рукой центральной власти ресурсодобывающие предприятия располагались рядом с сырьевыми базами, а рядом вырастали большие поселения, чтобы эти заводы обслуживать. Чаще всего они занимались машиностроением, деревообрабатывающей промышленностью, цветной металлургией, добычей энергетических и других полезных ископаемых.

Сегодня к моногородам относят такие поселения, где на одном предприятии работают не менее 25% трудоспособного населения, а их объем производства — более 50% от всей промышленности города. В России сейчас 319 моногородов, 99 из них в сложной социально-экономической ситуации.

Сегодня в моногородах живут 13,6 млн человек. Это 9,3% всего населения России.

Градообразующая компания в моногороде — больше, чем просто бизнес. От неё зависит уровень доходов и безработицы населения, экологическая обстановка, нагрузка на сети, экономика города, а вместе с ней и состояние социальной инфраструктуры. Чем лучше в таком городе жить, тем качественнее кадры можно будет привлекать на территорию, а значит и на предприятие. Чем лучше кадры, тем успешнее бизнес. Взаимосвязь прямая.

В чем проблема моногородов

Поскольку города проектировались во времена Советского Союза, они не учитывали сегодняшнюю нагрузку на инфраструктуру. В домах людей не было телевизоров, микроволновых печей, компьютеров, им не нужно было заряжать мобильные телефоны и так далее. Помножить это на изношенность инфраструктуры, и мы получим растущие риски аварий. Только на крупных предприятиях их случаются сотни за год.

Из-за аварий обесточенными оказываются водозаборные узлы и котельные — люди остаются без света, тепла и воды; школы, детские сады, больницы, поликлиники не могут нормально работать. Это снижает качество жизни. Когда дело касается территорий с низкими температурами, условия время от времени становятся экстремальными, и люди уезжают. Всё-таки потребность в жилье и безопасности — базовая в пирамиде Маслоу.

Догнать. Электрика — ключ к инфраструктуре

Исправлять ситуацию лучше с инфраструктуры — модернизировать систему городских электросетей. Тут есть хорошие новости. Несмотря на то, что они проектировались под другие нагрузки, тогда не знали о некоторых негативных физических процессах, которые ускоряют процесс старения инфраструктуры, приводят к пробоям изоляции кабельных линий, электрооборудования и электроприемников и просто увеличивают неэффективный расход энергии.

Использование НИОКР на всех этапах энергетической инфраструктуры — на сетях высокого, среднего и низкого напряжения — позволяет исправить ситуацию. Например, в технологии RUTAS 4K использован опыт команды, которая провела более 420 научных исследований аварийных режимов, электропотребления и эксплуатации электроприемников в системах электроснабжения 3, 6, 10 кВ крупных промышленных предприятий и городов. Вот два кейса, которые помогают понять, как работает такое оборудование.

Кейс 1

Краснотурьинск — город в Свердловской области, в котором живут более 55 тысяч человек. Здесь градообразующим предприятием является Богословский алюминиевый завод (филиал ОАО «РУСАЛ») — один из крупнейших заводов в Европе и крупнейший производитель глинозема в России. Он дает 92% объёма промышленной продукции Краснотурьинска. В общем, типичный моногород.

Богословская ТЭЦ — основной источник тепловой и электроэнергии для системы централизованного теплоснабжения Краснотурьинска и предприятия, к территории которого она примыкает. Здесь и происходили все изменения. Чтобы снизить аварийность и повысить надежность электроснабжения, внедрили элементы К1 и К3 (подробнее о них в этой статье). К1 — это устройства добавочного активного тока (резисторы для заземления нейтральной точки сетей 6-10 кВ), что обеспечило высокую работоспособность и эффективность простых токовых защит. К3 — устройства для ограничения коммутационных перенапряжений «RC-гаситель», которые позволяют снизить уровень этих перенапряжений до безопасного уровня.

В результате количество пробоев изоляции в сетях 10кВ сократилось в 3 раза. Риски возникновения коротких замыканий и однофазных замыканий на землю тоже кратно снизились. В результате генерация электроэнергии как для городских потребителей, так и для глиноземного комбината стала более стабильной.

Внедрение только элемента К1 на Бийской ТЭЦ позволило сократить 88,1% годовых аварийных издержек электроэнергетической системы, а аварийный простой электроприемников и технологического оборудования снизился с 54 до 6 часов.

Кейс 2

Дудинка — закрытый город (формально нет, но разрешение на посещение требуется всем иностранцам) в Красноярском крае, где живут около 21 тысячи человек. Город относится к районам Крайнего Севера с суровым субарктическим климатом — морозы могут достигать −50 °C и более, что накладывает отпечаток на систему отопления. Например, в зимний период муниципальные образовательные учреждения дополнительно отапливаются электричеством, что чревато перегрузками сетей. А ещё созданная давно инфраструктура не позволяла использовать дополнительные компьютеры в школах, что негативно влияло на учебный процесс.

После серии замеров в детских садах, школах, спортивных объектах, трансформаторных подстанциях, а также в нескольких жилых домах (всего замеров было более ста) специалисты компании выявили низкий коэффициент мощности электросетей, что приводило к необоснованной загрузке линии электропередачи и трансформаторов, росту электрических потерь и снижению эффективности систем электроснабжения.

После установки компонента К4 — устройств «РЭНКОМП» с пофазной независимой компенсацией реактивной мощности — получилось увеличить пропускную способность системы электроснабжения и разгрузить силовые трансформаторы на 20-25%, ликвидировав условия для термического разрушения. Теперь инфраструктура в суровых условиях будет служить дольше.

В результате можно использовать дополнительное электрическое отопление и одновременно работать на новых компьютерах и другой технике, в том числе в сильные морозы, а потери энергии в системе электроснабжения Дудинки снизились в 2,5 раза.

Не отставать. Косвенные преимущества

Заглянув глубже в подобные кейсы, можно увидеть и другие преимущества проектов для города и градообразующих предприятий, которые тоже влияют на рост экономических показателей и лояльности людей.

Безопасность. Бесперебойная работа оборудования и отсутствие скачков напряжения позволяет сократить количество аварий. Техника будет реже стоять без дела, а люди — получать меньше травм на предприятии и за его пределами. Теперь условный сотрудник не поскользнется на улице из-за неработающего фонаря и не попадет в больницу. Меньше травматичность — меньше компенсации за больничные, меньше нагрузка на здравоохранение, выше лояльность сотрудников. Люди видят, что работодатель заботится об их условиях труда и жизни, больше стараются и реже смотрят в сторону аэропорта, откуда отправляются рейсы в Москву.

Экология и КСО. С внедрением технологии RUtas 4K для обеспечения тех же потребностей нужно генерировать меньше электричества. Это приводит к тому, что топлива на его генерацию будет тратиться на 14% меньше. Получается существенная экономия. Кроме снижения коммунальных платежей улучшится экологическая обстановка, которая обычно в промышленных городах оставляет желать лучшего (особенно с угольной генерацией). А ещё люди любят быть частью компаний с хорошим имиджем, что влияет на успех бизнеса. По данным исследования KPMG, корпоративная социальная ответственность стала стандартной практикой для 93% из 250 крупнейших компаний в мире. В то время как ещё 15 лет назад о ней отчитывались лишь 45%. И хотя многие руководители в России продолжают видеть здесь исключительно статью расходов, данные аналитиков свидетельствуют: компании, развивающие КСО, достигают более высоких бизнес-результатов.

Спокойствие. Речь здесь не только о том, как в −50 °C не остаться без электричества, но и о долговечности службы бытовых электроприборов: техника и электроника будут работать четче и без сбоев, а электроника реже выходить из строя, экономя семейный бюджет и нервы жителей города.

Время и деньги

Перед тем, как начать получать выгоды от модернизации электросистемы, в оборудование нужно инвестировать. Давайте посчитаем, сколько времени и денег нужно потратить городу, и когда они вернутся.

В среднестатистическом российском моногороде живут 40 000 человек, чьи потребности в электроэнергии обычно обеспечивают две подстанции 110\6(10) кВ и 60 примыкающих трансформаторных подстанций 6(10)/0,4 кВ. Их модернизация системой RUTAS 4K обойдётся в 200 млн рублей и займет до 300 дней. Средства вполне подъемные для крупного градообразующего предприятия.

Дальше две подстанции ежегодно напрямую будут экономить по 32,4 млн рублей (8.4 млн рублей на аварийных издержках, 6 млн рублей на сокращении недоотпуска электроэнергии, 18 млн рублей на устранении технических потерь электроэнергии). Плюс экономия 14% на топливе для генерации электроэнергии, что является основным компонентом экономии.

Например, для одной из ТЭЦ в городе 100 000 населения с большим глинозёмным комбинатом требуется 2 млн.тонн угля в год, и экономия от внедрения составит 280 000 тонн угля в год. При расчётной стоимости 3 000 рублей за тонну — дополнительная экономия 840 млн.рублей, при стоимости внедрения до 600 млн.рублей на такой город. Окупаемость оборудования составляет меньше одного года после установки, с учетом экономии на топливе.

Перегнать. Город, в котором интересно жить

Моногорода часто находятся в неравном положении по сравнению с обычными, и так это правило работало не только для России. Так что с проблемой оттока населения из них сталкивались в разных странах. В США и Европе её решали по-разному. В Северной Америке людям помогали переезжать в другие города, где была нехватка кадров, а на предприятиях в сложных условиях оставались трудиться только вахтовым методом. В Европе занимались реабилитацией промышленных территорий и помогали в них развивать другие виды бизнеса, а людей обучали новым навыкам. Такой путь прошли машиностроительный Глазго в 60-80-х и горнодобывающий Южный Йоркшир.

В общем, мир накопил большую практику по работе с моногородами: бери и внедряй. Освободившиеся и сэкономленные средства в размере 32.4 млн рублей ежегодно город может использовать, например, так.

● Улучшить городскую среду: разбить парки, создать места проведения досуга, построить детские и спортивные площадки, оборудовать пешеходные переходы, тротуары, велодорожки и так далее.

● Стимулировать развития бизнеса через налоговые льготы и гранты для компаний малого и среднего размера — теперь потенциальный предприниматель откроет кафе в городе, а не уедет из него.

● Повысить зарплаты и городские выплаты семьям с детьми для улучшения демографический ситуации.

● Вложиться в охрану окружающей среды: от закупки новых фильтров на предприятии до проведения рекреационных мероприятий.

Это базовые вещи, которые делают жизнь комфортнее и лучше. Но можно пойти и дальше по пути создания уникального имиджа города. Города, которым захочется гордиться и не захочется покидать. А когда власти работают в тесной связке с руководством градообразующего предприятия, это кажется не таким и сложным. Например, небольшой Иннополис в Татарстане стал первым городом Европы, где беспилотным автомобилем можно пользоваться для повседневных поездок.

В моногороде можно успокоить движение через локальное проектирование дорог, чтобы добиться цели Vision Zero — ноль смертей в результате ДТП. Детей станет спокойнее отпускать гулять на улицу самих, о чем родители мегаполисов и не помышляют. Вот ещё одно конкурентное преимущество, которое позволит не только удержать людей в моногородах, но и привлечь новых жителей. И это мы поговорили об эффектах, которые окажет только модернизация систем электроэнергетики, а после подобных точек роста можно найти десятки. В результате в город потянутся лучшие кадры, а бизнес будет развиваться и процветать. Все в выигрыше.