Logo
Cover

Насколько искажает результаты клинических исследований психоделических препаратов то, что их участники легко могут определить, получили ли они действующее средство или плацебо? Новозеландский исследователь психофармаколог Суреш Мутукумарасвами уверен, что искажения значительны. По его мнению, выводы многих недавних научных статей о пользе психоделиков нужно пересмотреть, так как результаты почти всех подобных исследований не объективны.

Около полувека рандомизированные контролируемые испытания (РКИ) считались золотым стандартом оценки эффективности методов лечения. В процессе такого эксперимента ученые собирают участников с определенными качествами и случайным образом делят их минимум на две группы.

Одна группа проходит экспериментальное лечение, тогда как другая — контрольная — получает плацебо. Для того чтобы исключить ошибку, РКИ в идеале проводят вслепую, то есть распределение участников по группам происходит втайне не только от них самих, но и от исследователей. Все это должно приводить к надежным эмпирическим доказательствам эффективности терапии.

Слепой метод исследований позволяет также минимизировать эффект плацебо, когда прием «пустышки» приводит к положительным терапевтическим результатам. Предыдущий опыт показал, что этот эффект значимо искажает результаты, если у участников уже есть какие-то ожидания относительно терапии. Например, если десяти из них дать сахарную пилюлю и сказать, что это инновационное средство от головной боли, у одного или двух действительно боль исчезнет.

Эта проблема препятствует развитию современной области терапии психоделиками. И она настолько серьезная, что, по мнению Суреша Мутукумарасвами, психофармаколога из Университета Окленда, требует пересмотра результатов почти всех клинических исследований на эту тему. Он считает, что у науки недостаточно данных, чтобы считать любой психотропный препарат готовым к применению в медицинских целях, пишет New Atlas.

Проблема отсутствия слепых исследований усугубляется еще и тем, что обычно современные испытания психоделиков проходят параллельно с терапевтическими сеансами, которые длятся несколько недель или месяцев. Все это время участники из контрольной группы знают, что получают плацебо, и испытывают не просто разовое разочарование. Их мотивация добиваться положительных результатов во время обычной терапии падает.

Кроме того, это понимает и сам психотерапевт. Будет ли он стараться так же сильно, как при работе с пациентом, получившим плацебо, спрашивает Мутукумарасвами. А в психотерапии один из важнейших факторов успеха — возникновение между пациентом и врачом положительной связи.

Ученый не предлагает прекратить исследования психоделиков. Но следует, считает он, изменить подход к испытаниям. Например, попробовать обойти проблему плацебо, выдавая контрольной группе пониженные дозы препарата. Но в целом он призывает к большей научной строгости и прозрачности в испытаниях и отчетах.

Недавно правительство Австралии выделило крупный гран на изучение волшебных грибов, экстази и других психоделических препаратов для лечения психических заболеваний, в том числе, депрессии и посттравматического стрессового расстройства. Грант в размере $15 млн поможет Австралии догнать коллег из других стран в этих исследованиях.