Как бунтарство Вебиума привело онлайн-школу к прибыли с первого месяца
Logo
Cover

Тезис о том, что образование — отдельная и неприкосновенная, а где-то даже сакральная часть жизни, становится неактуальным в эпоху социальных сетей и мессенджеров. Если посмотреть на топ скачанных приложений по миру в январе 2021 года, то 10 из 10 —  либо социальная сеть, либо мессенджер. Именно поэтому мобильное обучение постепенно уходит в социальную реальность, где зеты и альфа требуют персонализированного подхода. В образовании он проявляется структурно: не только на уровне индивидуальных траекторий обучения, но и самих методик преподавания. Онлайн-школа Вебиум разработала нескучную программу, внедрив в нее трендовые треки, популярные сериалы и даже хайповых исполнителей. О ее создании и функционировании мы поговорили с CEO проекта Даниилом Дарвиным.

О бизнес-идее, ценностях и миссии

— Как вы пришли к созданию образовательной платформы для подготовки к ЕГЭ, которая ставит во главу угла личный бренд учителя и экспериментальный подход?

— Все началось восемь лет назад с идеи о том, что образование не обязано быть сложным. Наоборот, оно может стать приятным процессом, и даже включать нотки бунтарства. Я задумался о том, что традиционно в России мотивация идет от негатива: «Нужно учиться, чтобы не стать дворником». Но ведь должно быть по-другому: учеба — возможность качественно изменить свою жизнь. И я начал применять принципы edutainment, преподавая биологию для тех, кто готовится к ЕГЭ. Примерно шесть лет назад мой ученик произнес судьбоносную фразу, которая засела у меня в голове: «Смотри, как у тебя хорошо получается! Давай будем так преподавать много предметов». Изначально мы объединили несколько дисциплин «под одной крышей», а со временем охватили всю школьную программу, создав Вебиум два года назад.

— Популярность EdTech проектов растет: в прошлом году стартапы привлекли в два раза больше вложений, чем в 2019, согласно данным PitchBook. Вы нацелены на внешние инвестиции?

— Инвесторов у нас никогда не было: мы существуем за счет операционной прибыли с самого начала. Нашим самым главным активом стал накопленный опыт, который позволил избежать ошибок стартапа и выйти на прибыль буквально с первого месяца работы. Этот же опыт позволяет нам быстро искать людей в команду, когда это необходимо.

— Вы называете себя бирюзовой организацией. Как этот подход, характерный больше для ИТ, прижился в образовании?

— Бирюза во многом перекликается с нашими ценностями: образование, в основе которого лежит бунтарство, доверие и экспертность. Горизонтальная организационная структура — это наше бунтарство в менеджменте, доверие между сотрудниками, похожее на доверие в семье, и профессионалы, которые любят свою работу. У бирюзовых организаций есть большая эволюционная цель, которая несет пользу обществу. Мы, например, хотим жить в лучшем мире, где учеба вдохновляет. Именно поэтому мы стремимся сделать подготовку к ЕГЭ нескучной и считаем все качественные образовательные проекты с аналогичной миссией своими соратниками, а не конкурентами.

— Как вы выстроили процессы горизонтально?

— В основе внутренней структуры лежит сильно адаптированная холакратия. Наш миксованный подход подразумевает максимальное упрощение управленческих иерархий. Это очень сильно отражается в речи: например, исчезли слова «руководитель» и «подчиненный». Нет отделов и департаментов — вместо них круги и команды со своими тим-лидами, которые акцентируют внимание не на ручном управлении и распределении задач, а на менторстве членов своей команды и создании эффективной рабочей среды.

Наша оргструктура горизонтальна: в каждом круге могут быть внутренние зоны (например, в маркетинге — круги контента и трафика, где, в свою очередь, определена команда автоворонок). При этом один человек может быть в нескольких кругах, если его компетенции удовлетворяют обеим ролям. При большом желании сотрудник может поменять свою позицию горизонтально и самостоятельно определить сферу развития.

— У вас вся работа построена удаленно, при этом коллектив очень сплоченный. Как вы смогли преодолеть коммуникативный барьер в распределенных командах?

— Одна из главных задач, которую мы решали — информированность всей команды, в том числе о том, что происходит за пределами их круга. Для этого мы используем много инструментов удаленной работы: чаты, открытые для всех google-календари, доски Miro  и т. д. Основной средой для коммуникации был выбран Telegram. Там команды создают постоянный рабочий чат, а также чаты под отдельные задачи. У нас есть большой общий чат на всю компанию, где мы делимся вдохновляющими новостями, шутим, поздравляем друг друга с праздниками или спрашиваем совета.

Очень важное значение имеет еженедельный «созвон» Вебиума. Мы проводим его по пятницам. Каждый круг готовит свой слайд в большой общей презентации и рассказывает о новостях команды за неделю. Казалось бы, что такая коммуникация на 40-60 человек может занять полдня, но мы укладываемся за час. И это очень важный час: он позволяет, с одной стороны, быть в курсе всех процессов, а с другой — дает чувство принадлежности к большой команде и понимание значимости своего вклада в общий результат.

Помимо этого, мы стараемся знакомить сотрудников между собой и даже учредили для этого Random Coffee: раз в неделю Великий Рандом выбирает каждому пару для кофе. Людям нужно созвониться, или встретиться и пообщаться за чашкой кофе.

О роли социальных сетей и последних трендов в образовании

— Вы существуете практически во всех социальных сетях, что очень необычно для сферы образования. Как вы к этому пришли?

— У этого есть исторические корни. Изначально я был преподавателем-блогером, который делал контент и собирал сообщество в социальных сетях. Поэтому и сам образовательный процесс было логично строить внутри соцсети. По сути, сначало родилось комьюнити, которое после эволюционировало в бизнес-проект.

До сих пор часть образовательного процесса мы строим внутри соцсети, а собственная платформа нужна не для того,  чтобы изолировать на ней ЦА, а для использования на занятиях тех инструментов и фич, к которым соцсеть просто не приспособлена. Кто-то посчитает, что с таким подходом мы зависимы, например, от Вконтакте, но я скажу, что так мы ближе и понятнее аудитории.

Люди любят социальные сети, им там удобно и комфортно общаться и обучаться. Поэтому мы решили пойти путем стратегического комбинирования social media c другими образовательными инструментами и площадками. Так обучение проще вписывать в повседневность.

— Вы приоритезируете соцсети?

— Наша основная площадка — это Вконтакте. Также мы присутствуем в Instagram, YouTube и TikTok. Эти сети по большей части используются для привлечения, но не только посредством покупки трафика в таргетированной рекламе, а во многом через создание интересного образовательного контента. Мы генерируем много бесплатной полезной информации, важной для ребят, которые хотят подготовиться к ЕГЭ. В итоге из них и складывается коммьюнити.

— Вспомнился один интересный кейс из США — учитель из Техаса читает ученикам сказки перед сном в Facebook Live. А как ваши преподаватели взаимодействуют с учениками во Вконтакте?

— У нас есть основная брендовая группа и  предметные, где мы размещаем полезный контент для тех, кто готовится к ЕГЭ.   Каждый  желающий может найти в них полезную информацию по дисциплинам. С точки зрения бизнеса, это инструмент  для повышения узнаваемости бренда и привлечения аудитории.

Помимо этого, наставники добавляют учеников школы в закрытые группы и чаты, где проходит часть обучения и  размещаются дополнительные материалы.

— К слову о привлечении аудитории. Как вы транслируете свой нескучный, бунтарский подход?

— Мы часто разбираем интеллектуальные концепты на примерах, но не стандартных (про птицефабрику и яйца, или лампочки и завод), а актуальных. Например, мы рассказывали об исторических событиях на песнях Моргенштерна — конечно же, заглушив нецензурную лексику, разбирали термины по обществознанию по трекам Face в TikTok, важные фразы на английском на примере сериала Sex Education и даже правила русского языка, опираясь на интервью Дудя. Аналогичный подход мы используем и в обучении: объяснение сложного интеллектуального концепта, необходимого для ЕГЭ, на близкой для ученика ситуации.

Зачем растолковывать понятие вероятности на примере завода или птицефабрики, когда никто из ребят там не бывал? А вот послушать про то, насколько вероятно попадание твоего видео в тренды TikTok, который популярен среди школьников от 10 лет и выше — это задействовать нужный рычаг внимания. Соответственно, повышается уровень вовлеченности, а значит, и усвоения информации.

— А вы работали с кем-то из звезд?

— Да, была интересная коллаборация с Монеточкой — в прошлом году мы проводили двухдневный творческий интенсив под названием ЕГЭ-хаус с ее участием. С удовольствием бы повторили этот опыт, и в целом, мы открыты для сотрудничества со всеми, кто разделяет наши ценности.

У нас были совместные проекты и со «звёздными» компаниями. Например, вместе с Вконтакте мы провели новогодний спецпроект «7 дней подарков». Кстати, скоро мы запускаем еще одну партнерскую инициативу:  бесплатную серию интенсивных курсов по подготовке к ЕГЭ, которая стартует  27 марта и завершится 11 апреля.

Помимо этого, мы участвовали в благотворительном проекте Mail.ru и еще нескольких инициативах с Литрес и GeekBrains.

— Партнерства с крупными компаниями — успех для двухлетнего проекта. Чего еще вы успели добиться за это время?

— Сейчас наша основная цель — привлечь как можно больше учеников. Через нас уже прошли или проходят более 100 тысяч школьников, которые готовятся к ЕГЭ. На данный момент у нас интенсивный годовой рост. В будущем мы планируем его сохранить, но в идеале — хотим увеличиться в три раза.

О новом культе учителя

— Роли учителя меняются — об этом говорят многие представители российского образования. Какие у вас требования к преподавателям?

— У нас есть преподаватели и наставники. Преподаватели ведут онлайн-трансляции и вебинары, в ходе которых отвечают на вопросы. С помощью наставников ученики в командах осваивают теорию и практику, участвуют в брейнштормах, викторинах, тестах. Преподаватель должен не только хорошо разбираться в специфике предмета, но и уметь работать в команде и с детьми.

Наставники — это кураторы команд и ассистенты преподавателей. Они проверяют домашнюю работу, помогают разобраться с ошибками, следят за сроками, мотивируют и поддерживают. У нас достаточно персональный подход: если ученик самостоятельный, наставник становится ментором. Тем, кто плохо успевает за программой, наоборот, уделяется больше внимания. Также важна гибкость: к нам приходят школьники в разное время с разными задачами, и наставнику нужно помочь каждому. Мы никогда не отказываем в обучении.

— На какие смежные навыки вы обращаете внимание?

— Наш преподаватель напрямую задействован в ведении соцсетей: фактически, у него там формируется личный бренд, и учитель становится медийным лицом предмета. Поэтому у него должны быть задатки лидера мнений. Фактически, для каждого преподавателя мы стараемся повторить мой опыт создания и развития личного бренда: например, придумываем интересные псевдонимы — проще говоря, ники.

— Есть круг, который занят исключительно развитием медийности?

— Да, этим занимается круг маркетинга.

— Насколько трудно найти человека, который будет рассказывать историю по Моргенштерну, и как часто вам приходится нанимать новых сотрудников?

— У нас всего 14 преподавателей, которые обучают весь набор. Это возможно благодаря бизнес-модели онлайн-школы с фокусом на вебинары. Набор мы проводим редко, но тщательно. Мы коллективно оцениваем человека на принадлежность к нашим ценностям, экспертность, развитые мягкие навыки, понимание онлайн-публики (ведь работать надо и с онлайн-коммуникацией в чатах: быть фасилитатором конфликта или вызывать на разговор молчунов). Благодаря такой модели и тщательному отбору, у всех наших учеников есть шанс учится у «суперпрепода» — независимо от того, в каком уголке страны они проживают.

— Обучаете ли вы преподавателей?

— Да, через несколько этапов преподаватели проходят обучение. Это вебинары с множеством советов и обратной связью. Чаще всего адаптационный и обучающий период заканчивается через две недели. Но, как правило, к нам приходят уже мотивированные и хорошо подготовленные преподаватели, которые хотят главного — живого  и вдохновляющего контакта со своими учениками.