Главный эпидемиолог Швеции признал стратегию борьбы с COVID-19 ошибочной
Logo
Cover

В интервью «Шведскому радио» главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл заявил, что власти Швеции должны были принять более жесткие меры для борьбы с распространением коронавирусной инфекции. Политика минимальных ограничений, которую выбрали власти по совету в том числе самого Тегнелла, привела к слишком большому числу смертей. В Швеции смертность от коронавируса оказалась в итоге в 5-8 раз выше, чем у ее соседей.

«Если бы мы столкнулись с той же болезнью, зная о ней то, что мы знаем сегодня, думаю, что нам стоило бы сделать нечто среднее между тем, что было сделано в Швеции и в остальном мире», — сказал Тегнелл.

Он признал, что число смертей от COVID-19 в Швеции оказалось на сегодняшний день слишком велико — умерло уже 4,5 тысячи человек. Количество выявленных случаев заражения превысило 40 тысяч. Это слишком много для 10-миллионой Швеции. Очевидно, что принятые в стране меры противостояния инфекции могли бы быть лучше.

Проблема, по словам Тегнелла, в том, что не ясно, какие именно изменения сделали бы их более эффективными, так как в других странах вводили одновременно разные меры, призванные остановить пандемию, и что именно в итоге сработало, а что оказалось бесполезным, сказать пока трудно.

В конце апреля в интервью телеканалу SVT Тегнелл заявил, что ошибкой шведских властей стало, в частности, то, что с самого начала не сконцентрировали усилия на защите пожилых людей от SARS-CoV-2 и не уделили особого внимания домам престарелых, сообщает РБК.

В результате очень значительное число умерших в Швеции составляют постояльцы домов престарелых — до недавних пор их практически никак не защищали от заражения коронавирусом, за исключением общих рекомендаций правительства к родственникам «разумно сократить общение».

В итоге Швеция — абсолютный лидер в Северной Европе по количеству смертей от COVID-19 на 100 тыс. населения — 43,24. У Финляндии это 5,76 смертей на 100 тыс., Норвегии — 4,44, у Дании — 9,94.

Причиной столь высокой смертности, и с этим уже никто не спорит даже из числа первоначальных сторонников этих мер, стало практически полное отсутствие в Швеции ограничений, введенных в других странах в начале пандемии. Едва ли не единственными из них стали запрет на проведение массовых мероприятий более чем на 50 участников, а также закрытие старшей школы и университетов. Все остальное власти отдали на усмотрение граждан, которые в большинстве своем продолжали ходить без масок и активно общаться.

«Уже на начальном этапе эпидемии мы решили ограничиться реализацией только тех мер, польза которых имеет научное обоснование. Что касается остальных ограничений, то закрытие границ — это бесполезное занятие. Закрытие школ, вероятно, вообще не влечет за собой никаких последствий. Запретить людям выходить на улицу? Это глупость, у таких запретов не существует научных обоснований», — заявил в начале мая научный советник шведского правительства и ВОЗ Юхан Гизеке.

Сравнивая избранный в Швеции курс на выработку коллективного иммунитета и жесткие карантинные ограничения в других странах, Гизеке сказал, что карантин лишь откладывает решение проблемы и после его снятия темпы заражения подскочат.

Тем временем главный по коронавирусу в США, советник Белого дома Энтони Фаучи заявил, что появление вакцин, скорее всего, не решит проблему заболевания COVID-19, так как пока нет никаких подтверждений того, что длительная защита организма вакцинированного от заражения в принципе возможна. Максимум, как он думает, вакцина будет действовать до года, а возможно, лишь несколько месяцев.