Экс-президент GM: «Эра автомобилей подходит к концу»
Logo
Cover

Автотранспорт изменил 20-й век, но пора найти решение получше: которое бы не убивало по миллиону людей ежегодно и не загрязняло бы воздух. И желательно без пробок. Бывший президент GM Дэн Амман, проработав год в Cruise, уверен, что транспорт должен стать таким: похожим на личную машину снаружи, но совсем иным по наполнению.

Прогнозы о скором и неизбежном окончании эры личных автомобилей — не редкость. Но в данном случае все определяет личность спикера: это экс-президент General Motors Дэн Амман, при котором некогда крупнейший автоконцерн прошел через банкротство и возродился. Сам Амман год назад ушел из GM на пост гендиректора Cruise — компании-создателя робомобилей и сервиса роборайдшеринга, которая после последнего раунда инвестиций оценивается в $20 млрд. Для сравнения: сам GM под руководством Мэри Барры стоит около $50 млрд. Она уже обещала, что все машины концерна станут электрическими. Но Амман уверяет, что это лишь малая часть необходимой трансформации.

«Чтобы улучшить транспорт на порядок, а не постепенно, нам нужно создавать альтернативы, которые во всех отношениях превосходят нынешние [средства транспорта]», — подчеркнул он в программном посте, опубликованном на платформе Medium.

Современное состояние транспорта он описывает так. «Представьте, к вам пришел человек и говорит: „Я придумал новый транспорт, он работает на ископаемом топливе и загрязняет атмосферу. Он заполонит наши города до такой степени, что его пользователи будут вызывать ярость. А водители будут ошибаться, убивая по 40 000 американцев — и более миллиона человек по всему миру — каждый год. Большую часть времени оборудование не будет использоваться, занимая гаражи и повышая расходы на жилье. Транспорт не могут использовать молодые, пожилые, а также люди с инвалидностью. А остальным эта привилегия будет стоить 9000 долларов в год и отнимать два года жизни [в пробках]“. Вы на это удивительное предложение ответите: „Да ты рехнулся“. И, тем не менее, мы живем в состоянии когнитивного диссонанса именно с этим — управляемым человеком бензиновым автомобилем с одним пассажиром — в качестве основного способа передвижения».

Амман призывает «выйти за пределы автомобиля» и «перейти к транспортной системе, которую мы заслуживаем — более безопасной, доступной и лучшей для нас, для наших городов и для нашей планеты». Ее основа — электрические робомобили, как раз такие, над которыми работает Cruise.

Все остальные варианты решают лишь часть проблем. Общественный транспорт к каждому кварталу не подведешь, микромобильность годится лишь для первой и последней мили, и к тому же не все готовы встать на электросамокаты. А современный «райдшеринг» уже сделал дороги более загруженными, а воздух — грязнее. И это притом, что водители Uber, Lyft и других подобных контор ответственны лишь за 1% всей дистанции, которую проезжают автомобили в большом городе в течение дня.

«Они перевернули индустрию такси, но не транспорта в целом, потому что во многом опираются на ту же базу: бензиновый автомобиль с человеком-водителем и одним пассажиром», — подчеркивает Амман.

Сами автомобили за последние 20 лет «принципиально не изменились», добавляет экс-президент GM.

Электрические ромобили решают множество проблем: перемещение станет дешевле, безопаснее, дороги — свободнее, а атмосфера в городах намного чище. А если аккумуляторы подзаряжать от ВИЭ, то и углеродный след индустрии сократится в разы.

Есть, впрочем, нюансы, на которые обращает внимание Business Insider. Cruise активизировала программу испытаний в крупных городах, причем в наиболее загруженных районах — там больше всего потенциальных клиентов райдшеринга будущего. Но Амман ничего не говорит о сроках внедрения — ясно лишь, что чем раньше тем лучше.

Кроме того, сам концерн GM сейчас зарабатывает основные деньги на самых массивных и грязных автомобилях — популярных в США пикапах и внедорожниках, ежегодно вкладывая в Cruise около $1 млрд.

Нынешний президент GM Марк Рейс, кстати, далеко не так исполнен энтузиазмом даже по поводу управляемых человеком электромобилей — не говоря уже об автономных. Он называл целый ряд проблем, которые мешают их популярности.