Logo
Cover

Конечная цель Дениса Ребрикова — использовать генное редактирование CRISPR для лечения врожденной глухоты. Однако для этого ему нужно получить одобрение Минздрава. Пока же многие коллеги относятся к проекту с огромным скепсисом.

Летом этого года российский биолог Денис Ребриков заявил, что намерен создать генетически отредактированных детей — вторым после скандально известного китайского ученого Хэ Цзянькуя. Сначала планировалось, что редактированию подвергнутся гены, отвечающие за риск развития ВИЧ, однако спустя несколько недель концепция изменилась. Теперь Ребриков намерен бороться с мутацией, вызывающей врожденную глухоту.

В течение нескольких месяцев новостей о проекте почти не поступало, однако на прошлой неделе авторитетный журнал Nature опубликовал свежую статью о деятельности Ребрикова. В ней утверждалось, что он получил донорскую яйцеклетку женщины, страдающей от наследственной глухоты, и начал эксперименты по ее редактированию.

Правда, спустя несколько дней статью пришлось исправить. Оказалось, что ее авторы недопоняли Ребрикова. Его пациентка с глухотой лишь сдала кровь на секвенирование ДНК, а решение о донорстве яйцеклетки отложила в связи с операцией по установке кохлеарного импланта.

Так что пока биолог экспериментирует с яйцеклетками здоровых женщин и соматическими клетками людей с глухотой. Цель этих предварительных опытов — лучше понять побочные эффекты CRISPR, в том числе нецелевое редактирование.

В отличие от китайского коллеги, Ребриков не намерен имплантировать отредактированные эмбрионы женщинам, пока не получит разрешение от Министерства здравоохранения. Когда это произойдет, сказать трудно: Минздрав пока не проявляет особого энтузиазма к теме генного редактирования человека. Несколько недель назад ведомство заявляло, что пока говорить о клиническом применении технологии преждевременно.

Следует отметить, что многие коллеги скептически относятся к проекту Ребрикова. Западные исследователи в основном указывают на этические трудности, связанные с генетическим редактированием человека. А у российских ученых есть вопросы к необоснованным, как они утверждают, обещаниям коллеги.