Logo
Cover

Как быстро меняются требования рынка к рабочим профессиям? Как устроена модульная профподготовка по стандартам World Skills и что такое гарантия качества профессионального профиля? Как работает трансфер технологий? И насколько жесткой будет конкуренция команд на предстоящем в августе Чемпионате мира World Skills. Обо всем этом Хайтек+ поговорил с Алексеем Тымчиковым, техническим директором Союза «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)».

— Чем нынешний финал отличается от прошлогоднего — как изменились задания конкурсантам, их оценка, состав экспертного жюри?

— Принципиальных изменений нет. Те же самые жесткие стандарты измерения квалификации. Те же эксперты, конкурсанты, праздник труда. Концепция изменилась в связи с тем, что это подготовка к Чемпионату мира. Соответствующим образом были подобраны компетенции. В основе своей это компетенции World Skills International. Также — геометрия застройки, которая будет применяться и на Чемпионате мира. Чтобы протестировать коммуникации, логистику, людские потоки, участников — в этом была специфика. В остальном это тот же чемпионат профессионального мастерства по стандартам World Skills.

— Довольны ли вы показанными командными результатами и баллами финалистов?

— В целом да. В этом году гораздо меньше выяснения отношений между экспертами. Они есть, и без этого никуда, но они стали гораздо более цивилизованными. Команды тоже стали профессиональнее, и выясняют отношения, руководствуясь профессиональной этикой, обосновывая свою правоту. Это очень радует. Были, конечно, свои минусы. Например, нужно подумать над регламентом, чтобы работать внимательнее. Но в целом все прекрасно.

— Глобальный тренд на автоматизацию меняет ваши подходы к программе обучения? Могут ли прошедшие вашу школу специалисты столкнуться с безработицей через 5-10 лет из-за массового прихода машин на многие производства?

— Система подготовки по стандартам World Skills — модульная. Условно говоря, вы добавляете себе тот профессиональный навык, который повышает вашу ценность на рынке труда. Это определенный конструктор компетенций, а не одна большая и неизменная профессия на всю жизнь. Это постоянная работа над своей квалификацией. Участвуя, вы приобретаете преимущество на рынке труда, так как всегда знаете, какой модуль добавит вам на рынке труда ценности или авторитета. Машины, не машины — человек, который самостоятельно конструирует себя как профессионала, всегда востребован. Не важно, какого уровня машины захватили вдруг мир. Стандарты World Skills дают серьезные преимущества в работе с квалификацией и с профессионалами на рынке.

— Как эти тренды автоматизации влияют на World Skills?

— Так же, наверное, как и на экономику в целом. Они имплементируются в различные области экономики и, соответственно, через экспертов попадают в конкурсные задания, в систему оценки, попадают в технические описания. Становятся частью профессии и транслируются на систему образования. В этом плане World Skills — это служба трансфера между технологиями и образованием, это зеркало.

— Как работает система непрерывной подготовки рабочих кадров и мастеров обучения по международным стандартам?

— Базовый механизм — это проявление основных потребностей рынка. Мы не готовим, допустим, 5000 сварщиков по стандарту, который был написан 10 лет назад. Нет. Начальная позиция — это проявление реального состава квалификационных требований с рынка, их объем, а также то, как они будут меняться в течение ближайших 3-5 лет. Мы получаем реальную картину того, кто и как должен быть подготовлен.

Второе — это конструктор компетенций. Это значит, что если сварщику понадобилось машинное зрение или модуль управления дронами или сетевое системное администрирование — сейчас и эта профессия цифровизируется — то в программе незамедлительно появляется такой модуль. Если что-то устаревает — этот модуль мы убираем.

Любая компетенция разбита на множество профессиональных модулей, и мы собираем программу под конкретные потребности рынка, именно для этого сегмента. Могут возникать различные соединения, которые в обычных образовательных стандартах невозможно себе представить.

Следующий момент — это распределенная подготовка. На тех образовательных учреждениях, на тех образовательных программах, где подготовка максимально эффективна.

Заключительный базовый момент — гарантия качества итогового профессионального профиля, соответствия его тому техзаданию, которое мы собрали с рынка. Через процедуру демонстрационного экзамена. Гарантия образовательного продукта — сейчас это отсутствующее понятие на рынке труда. Однако, если у вас сломались часы, вы понесете их обратно в магазин и сдадите по гарантии. Почему, если вам дали образовательный модуль, а он не работает, условно говоря, почему вы не можете точно так же его вернуть? Или отработать качество до того уровня, который устроит рынок труда.

Вот такой механизм мы закладываем в систему подготовки кадров по стандартам.

— Если я правильно понимаю, эту систему стандартов вы передаете в вузы и колледжи?

— Эта система обучения может быть использована в абсолютно любой образовательной организации. И в индустрии, и в высшей школе, и в среднем профессиональном обучении, и в частном обучении. Эту структуру может использовать кто угодно, чтобы в сжатые сроки получить специалиста с определенным набором компетенций в лучшем проявлении.

— А как вы оцениваете эффективность системы в различных колледжах и других учебных заведениях?

— Оценка происходит по двум параметрам. Первое — это демонстрационный экзамен. Каждый студент и выпускник сдает экзамен, не рассказывая, что он узнал, а выполняя задачу из реального производства и показывая, чему он научился. Требования к квалификации едины, стандарты процедур — едины, эксперты проходят общую подготовку. Специфика остается — эксперты ведь тоже люди. Но в целом мы получаем узнаваемый профиль по итоговой аттестации. Так мы измеряем качество системы.

Вторая часть — это соревнования. Когда мы едем на Чемпионат мира — это тоже соревнование образовательных систем. Австрии, Бразилии, Китая, нас. Наш образовательный продукт — это профессионалы, которых мы подготовили.

— Как происходит заимствование лучших мировых практик у зарубежных коллег? Можете рассказать на паре примеров?

— Заимствование происходит через участие в чемпионатах мира и через сотрудничество с лучшими школами. Чемпионат мира или даже национальный чемпионат для регионов — это платформа. Одно дело, когда я расскажу о какой-то практике. Совсем другое — когда мы организуем активность и когда каждый из участников вынужден показывать все то лучшее, чему его научили, выполняя конкурсную работу. Наблюдая, как он это делает, а также через контакты экспертов, мы перенимаем практический опыт.

Это работает в обе стороны. Нам тоже есть, что показать — и мы также транслируем в соответствующую индустрию свои лучшие наработки.

Кроме того, есть совместные тренировки, совместные образовательные программы, в рамках которых мы заимствуем те или иные модули. В ряде компетенций, конечно, нам есть куда расти.

— Можете привести пример, как вы что-то переняли у коллег?

— Бетонные работы, малые бетонные формы и сооружения у Австрийской строительной академии на Чемпионате мира в Сан-Паулу. Это очень быстро растущий сегмент — строительство бетонно-клетевых конструкций, мостов и сооружений. Стандарты очень жесткие. Система подготовки — своеобразная. За полгода они могут подготовить бетонщика высокого уровня. Допуски для двухэтажной конструкции — плюс-минус 2,5 мм. Представьте себе требования к точности на всех этапах работы.

Мы организовали собственную команду, организовали совместное обучение и выстроили на базе 26-го колледжа в Москве типовую подготовку студентов. Там же тренируется и сборная.

Сборная — экспериментальный цех этих практик, которые затем переносятся на массовую систему подготовки.

Меньше времени, чуть мягче требования — но в целом стандарты те же. Так и осуществлен трансфер технологий.

Похожая история с кирпичной кладкой. На первый взгляд, чего там, знай клади себе кирпич один на другой. Но есть свои нюансы. По кондитерскому делу, ресторанному делу — мы сотрудничали со Швейцарской школой сервиса. По отельному делу у нас были австрийские партнеры. У них это развивалось столетия, а мы вынуждены ускоренно это организовывать.

— Как российская сборная готовится к чемпионату мира, который пройдет в Казани в августе? Есть ли отличия в подготовке по сравнению с чемпионатом двухлетней давности в Абу-Даби?

— В целом подход похож. Естественно, более жесткими стали требования к дисциплине. К организации подготовки. Что сильно отличается от обучения в обыкновенном образовательном учреждении. И это фулл-тайм — ребята постоянно осваивают те или иные профессиональные модули.

Иногда это чередуется с психологической подготовкой. Им ведь предстоит за короткое время сделать столько, сколько, допустим, бригада будет делать неделю. Для этого важна психологическая устойчивость.

Кто-то может быть очень сильным профессионалом, но не сможет из-за психологии показать максимум и стать лучшим в мире.

Есть центры компетенций World Skills, которые созданы государством — специальные тренировочные базы. Эксперты и тренерские штабы там разрабатывают модульные программы, готовят ребят и девчонок к очередным соревнованиям. Это процесс увлекательный, но и подчас рутинный, требующий огромной отдачи, и в то же время это интересное приключение. По итогам такого тяжелого монотонного труда люди получают уникальный профессиональный и человеческий горизонт в жизни.

Стоит посмотреть на участников в начале пути и, допустим, через два года — эти люди реально звезды.

— А как именно они готовятся? Модуль в день или как-то иначе?

— Так и происходит. Эксперты создают программу подготовки, разделенную на модули. Участники осваивают на профессиональном уровне те или иные модули. По сути, это программа обучения, просто она очень сильно сконцентрирована. В отличие от спокойного образовательного процесса в стандартном учебном заведении, здесь процесс занимает целый день, и постоянно идет накачка. Человек настолько погружается в профессию, что у него другой жизни и нет. Он становится олицетворением профессии — потому что, возможно, единственный в мире на таком уровне ее освоил. Такие профессионалы — ручной сборки. Они уникальные носители технологии, которые показывают нам, чего можно добиться на этом поприще. Как в спорте — если ты выигрываешь, ты задаешь ориентир для всех.

— Есть уже понимание, кто составит нам наиболее серьезную конкуренцию?

— Все страны могут составить конкуренцию, все готовятся. 20-25 стран, у которых все участники довольно сильные, тренируются с прицелом на первое место. Есть страны, например Австрия, Китай, Бразилия — которые привозят участников вообще по каждой компетенции. Так же, как и мы. В этом плане соревнование с ними максимально жесткое. Никаких вариантов нет — все приехали, чтобы выиграть.

Можно сказать, что мы натренированы так же, как они. Нельзя считать, что мы полностью готовы. Мы исходим в наших тренировках из того, что мы будто бы все время догоняем их, что они впереди.

В этом случае наша соревновательная выносливость позволяет рассчитывать на то, что мы сможем конкурировать. Никто не переоценивает свои силы, это опасно. Несмотря на то, что рост есть, расслабляться нельзя, ситуация может очень быстро измениться. У нас все как в спорте. Упавший инструмент, мелкая травма, недомогание, связанное с климатом или чем-то съеденным накануне, — все это может кардинально изменить расклад. Есть случайности. Чихнули на китайского участника — и все, не так быстро он уже работает.

— В чем преимущество такого подхода к тренировкам — ощущать себя в роли догоняющего?

— Это психологически важная история: тренировать так, будто все сильнее нас. И нам надо их догонять. Тогда мы усиленно тренируемся, не переоцениваем собственную готовность. Всегда лучше недооценить, лучше считать, что не готов до конца. В подготовке масса мелочей. Важно сохранять динамику движения, упрямство, упорство. Каждый день добавлять ради получения результата. Каждый раз, когда ты не поленился остаться на дополнительные часы, а вечером еще и нашел силы зарядку сделать — все это маленькие элементы, влияющие на вероятность получить наивысший результат.

Первый результат отличается от пятого на 1,5 балла, на 0,5 балла, вообще почти не отличается иногда. А места — совершенно разные. Разница — невидимая, ее определяет огромное множество факторов. Поэтому недооценивать соперников нельзя ни в коем случае.

— Если говорить об идеальной системе подготовки рабочих кадров, то чего нам еще не хватает?

— Нам пока не хватает скорости соответствовать изменениям в экономике, в технологиях. Каждый день выходит что-то новое, все меняется стремительно. Скорости актуализации программ профессиональной подготовки нам пока не хватает. Образование запаздывает в подавляющем большинстве случаев. Почему у большинства корпораций свои мощные образовательные центры? Потому что они сами пытаются решать проблемы, которые перед ними стоят. Есть эффективные образовательные системы, но в общей массе образованию не хватает скорости.

— Какие у вас планы на будущее, особенно на период после Чемпионата мира?

— Пока мы концентрируем все внимание на Чемпионате мира. Базовый следующий шаг — развитие профессиональных сообществ, трансформируемых в понятие технической школы. Ее цель — продуцировать и актуализировать эталонный образец профессиональной квалификации по каждому направлению. Это главная история: профессиональные сообщества должны стать институтами развития. А не только силой, которая проводит оценку квалификации.