Карина Саликова: «Очень круто быть лучшим сварщиком России»
Logo
Cover

Какой смысл в чемпионатах по профессиональному мастерству? Какова мотивация их участников? Почему, начав с сугубо рабочих профессий, организаторы соревнований сильно расширили их компетенциями цифровой экономики? Насколько готова Россия к проведению мирового чемпионата WorldSkills в августе месяце? Обо всем этом Хайтек+ поговорил с Кариной Саликовой, замгендиректора Союза «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)» по организации международных и федеральных чемпионатов.

Беседа с Кариной состоялась сразу после завершения финала VII Национального чемпионата «Молодые профессионалы» (WorldSkills Russia) 2019, который прошел в Казани. Это был не просто финал ежегодного чемпионата — площадка проведения и городские службы столицы Татарстана проходили финальную проверку перед тем, как Россия примет у себя чемпионат мира WorldSkills. Он пройдет через три месяца — в конце августа — там же, в Казани.

— Как прошел финал национального Чемпионата? Вы довольны результатами и площадкой?

— В целом это самый масштабный финал, который у нас когда-либо был. 91 компетенция, из которых 48 — юниорские. Это огромное количество. Прежний максимум — 16 юниорских компетенций, которые были заявлены в Краснодаре. А здесь — 48 компетенций, и в половине соревновались дети. А еще было 26 компетенций по «навыкам мудрых».

И все это происходило на одной площадке: соревновались юниоры до 16 лет, основная линейка конкурсантов в возрасте от 16 до 22 лет, и линейка участников 50+. Это был один из самых сложных проектов с учетом того, что площадка тестировалась по стандартам чемпионата мира: абсолютно все должно было работать так, как будет работать на мировом чемпионате в августе. Это отработка всех сервисных служб, всей инфраструктуры, служб безопасности и МВД, вплоть до интернета и воды — это был очень жесткий тест.

— И как себя показа площадка, вы довольны результатами тестирования?

— Были сложности, площадка новая и такого масштаба мероприятий здесь пока не проводили. В первую очередь сложность была в том, что нужно было построить 91 маленькое предприятие. Если у нас площадка идет с токарно-фрезерными станками с ЧПУ, то она должна быть построена как на фабрике или заводе. Если это парикмахерское искусство — тоже полностью кресло, свет, вода, все принадлежности. Если это кондитерский, поварской или ресторанный сервис, там все аутентично. Как будто вы приходите в ресторан или кондитерскую со своей полностью оборудованной кухней.

Это очень сложно и с точки зрения коммуникаций. Нужно правильно рассчитать необходимый объем электричества, водоподведение и отведение, правильную канализацию. Все должно работать как часы, ведь счет во время соревнований идет на секунды. Если напор воды в кране недостаточно сильный, конкурсант потеряет время, когда будет мыть посуду.

Если мы говорим про айтишные компетенции, то от скорости интернета зависело напрямую то, как быстро можно выполнить задание. Конечно, были вещи, которые стоит еще улучшить, и мы по этому поводу будем работать с командой Казани.

Самое важное, что здесь было — это тест на прочность для двух команд: WorldSkills Russia и команды Дирекции спортивных и социальных проектов, которая является организатором в Казани. Нужно было отстроить все протоколы коммуникаций, понять, как работает та или иная служба, как передается информация, как быстро можно решить возникающие сложности. Решалось все быстро, обе команды хорошо сработались и смогли до секунд отработать весь алгоритм взаимодействий перед мировым чемпионатом.

— По каким принципам проводятся чемпионаты WorldSkills и какие цели преследуют?

— Есть мировой чемпионат, он проводится раз в два года. В нем заложены стандарты для конкурсантов — общемировые, принятые в 81 стране мира. И есть наши национальные чемпионаты, которые, разумеется, проводятся тоже по стандартам WorldSkills. Но на национальных чемпионатах у нас нет некоторых жестких требований, как на мировом, например, в части оборудования. Там оно обязательно должно быть новое, чтобы все конкурсанты были в равных условиях.

Есть разница и в том, что на мировых чемпионатах соревнования идут четыре дня, а на национальных — три. Но с точки зрения проведения, оценки, подходов к соревнованиям — мы делаем все по мировым стандартам.

— Насколько чемпионаты — национальные и международные — необходимы для движения WorldSkills?

— Если нет конкуренции и нет желания стать первым, то невозможно развиваться. То же верно и для наших конкурсантов. Они хотят доказать себе, что они лучшие. Например, очень круто быть лучшим сварщиком России — за тебя начинают бороться лучшие предприятия страны.

Конкурсанты, которые выиграли медали, получили подтверждение, что они самые лучшие. Из всех 85 регионов, из миллионов студентов колледжей кто-то один признан лучшим. И не факт, что это Москва или Казань. А ты — самый крутой, ты прошел этот путь. И дальше у тебя есть несколько вариантов: стать тренером, стать экспертом, можешь открыть свое дело или получить предложение о работе от крупной компании.

Для того, чтобы этот задор был в колледжах, абсолютно точно нужны соревнования. Это как Олимпийские игры. Если Олимпиаду постоянно показывают по телевизору, если фигурное катание становится тем, что мы чаще всего видим — дети идут в школы фигурного катания. То же и здесь: регулярные соревнования развивают движение.

При этом колледжи получают стимул модернизировать свою материально-техническую базу. Ведь чтобы соревноваться по мировым стандартам, нужно иметь оборудование мирового стандарта.

Но самое важное даже не то, что оборудование обновляется. Важнее то, что формируется экспертное сообщество, которое хочет развивать компетенцию. Мы начали WorldSkills Russia с 49 компетенций — сейчас их больше 100. Появляются компетенции, которых не было — керамика, нейроинтерфейсы, управление беспилотниками. И все это связано с запросами работодателей.

— Какие базовые идеи вы хотите донести, проводя чемпионаты?

— Это чемпионат профессионального мастерства. Нам важно, чтобы все понимали, что такое профессиональное мастерство. И стремились к этому.

— WSR активно развивает в последние два года новые направления — Future Skills и «Навыки мудрых». Насколько массовыми они стали и насколько они соответствуют основной задаче Союза — популяризации рабочих профессий среди молодежи?

— Мы уже довольно далеко отошли от рабочих профессий. Раньше мы были рабочими профессиями, потом у нас появились юниоры. Это возможность для детей попробовать себя в определенных компетенциях. Также появился чемпионат по высокотехнологичным профессиям. Все это не только про рабочие профессии, не только про сварку, например. В целом пул профессий очень сильно расширился — появились логистика, агропромышленные навыки, трэвел и многие другие.

Сейчас мы — очень классный инструмент оценки кадров, их производительности и мастерства. Чем квалифицированней твой персонал, тем выше производительность, тем лучше финансовые показатели, тем лучше экономическая ситуация в стране. И ты фактически становишься тем винтиком, который крутит всю эту огромную систему.

Future Skills — это отдельный формат, который возник по инициативе России. В мировом сообществе нет компетенций Future Skills, нет юниорских компетенций. Они впервые будут представлены на мировом чемпионате в Казани. По трем компетенциям были соревнования в Абу-Даби, где присутствовали Россия, Белоруссия, Казахстан и Эмираты. Это был пробный шар. Сейчас это 13 компетенций, в них заявлены 12 стран, которые понимают, что их юниоры — это задел для будущих соревнований.

На Future Skills представлены 7-8 стран. И компетенции для соревнований пока точечные, например, промышленная робототехника, BIM (building, information, modelling), которая позволяет перенести проектирование в 3D и максимально быстро создать здание так, чтобы можно было накладывать на проект новые слои — инфраструктурные, коммуникационные и т. п. Это проектирование интерфейсов, которое позволяет анализировать новую деятельность и выстраивать тот или иной алгоритм. Все, что связано с будущим — попытка создать умный город без физической стройки. Такого не было, и мы, конечно, заглядываем вперед.

WorldSkills International консервативны. Лучший фрезеровщик, лучший токарь, лучший парикмахер — для них это важно. Но мы сейчас понимаем, что есть роботизированная сварка или интернет вещей — когда ты удаленно управляешь большими объектами. Это очень важный задел на будущее, который, мы надеемся, поможет нам выстроить все-таки цифровую экономику, чтобы мы гордились страной. Сейчас мы немного гордимся, немного стыдимся, а лучшие руки и лучшие мозги, как правило, хотят уехать на Запад. А мы хотим, чтобы лучшие руки и лучшие мозги оставались здесь. WorldSkills Russia прикладывает к этому очень большие усилия.

— Как глобальный тренд на тотальную автоматизацию влияет на программу национальных и международных чемпионатов?

— Очень много появляется цифровых компетенций, которые связаны, в первую очередь, с инженерными специальностями. У нас есть отдельная межвузовская линейка, в ней соревнуются студенты. Она гораздо больше опирается на инженерные специальности и создание продукта, а не просто демонстрацию навыков. Создание продукта и работа в команде — это то, что потребуется в цифровом будущем. Future Skills ближе к этому — к автоматизации, роботизации, к цифровой жизни.

— Чем будет отличаться программа чемпионата в Казани от той, что была в Абу-Даби?

— Различия есть. Каждые два года эксперты голосуют за наличие тех или иных компетенций на мировом чемпионате. В Абу-Даби была 51 компетенция, а здесь у нас — 56. Это прирост в 10%. С точки зрения программы все стандартно — открытие, четыре дня соревнований и закрытие. Но внутри компетенции всегда меняются и усложняются от чемпионата к чемпионату. В этом году выполнить компетенции будет сложнее процентов на 30. Эксперты постоянно работают над тем, чтобы поднять уровень.

Будет 56 компетенций, полторы тысячи конкурсантов, полторы тысячи экспертов. 68 стран примут участие в мировом чемпионате, это тоже больше, чем в Абу-Даби. Наш проект — гораздо масштабнее, сложнее. И интереснее, о чем можно судить по заявкам болельщиков и родственников, которые приезжают поддержать своих. Это беспрецедентно.

— Что остается сделать в оставшиеся 3 месяца?

— Много работы. Например, дозакупить и поставить оборудование, которое здесь будет использоваться. Привезти его, построить, внести корректировки в транспортные планы и планы отработки. Очень много всего предстоит привести в порядок. Сейчас наступает самая жаркая пора — когда будет приходить оборудование, будут приезжать гости, когда нужно будет их принимать. Гостиницы, транспорт, люди в городе — все должно быть готово к большому количеству гостей. Это не на два-три дня, большинство приезжает на неделю, кто-то — дней на 10. И им нужны экскурсии, они будут гулять по городу, общаться. Мы все должны быть к этому готовы — вся команда, весь город.

— Что будет после чемпионата?

— Мы будем готовится к нашему национальному хайтек-чемпионату, потом к следующему Европейскому чемпионату, потом плавно дойдем до чемпионата Европы в Петербурге. Фронт работ плотно расписан на несколько лет вперед.