Спад рождаемости запустил процесс индустриализации
Logo
Cover

В исследовании, охватившем 200 лет генеалогической истории французской Канады, ученые обнаружили, что экономическому и технологическому прогрессу проложили путь связанные с плодовитостью изменения в естественном отборе.

Специалисты Брауновского университета (США) изучили генеалогические записи одного из регионов Квебека с 1608 по 1800 год. Их интересовали колебания плодовитости семей, или предрасположенность к фертильности. Они пришли к заключению, что в этот период у тех, кто был в состоянии зачать ребенка вскоре после брака — мерило плодовитости — было больше выживших детей.

Кроме того ученые заметили, что в семьях зачавших не сразу, а через несколько месяцев после брака, потомство выживало реже, но у их потомков было больше детей, что давало им эволюционное превосходство. Также исследователи обратили внимание на то, что популяция, которую они изучали, на протяжении двух сотен лет становилась все менее предрасположенной к высокой плодовитости, пишет Futurity.     

«Данные указывают, что со временем природа выбрала индивидуумов, обладающих склонностью инвестировать в своих детей, — считает профессор Одед Галор, руководитель проекта. — Это способствовало переходу от эпохи стагнации к эре устойчивого экономического роста».

До начала индустриальной революции середины XVIII века в Северной Америке человечество жило в так называемой мальтузианской эпохе и тысячи лет было предрасположено к высокой фертильности. Эта закономерность начала меняться, когда люди со средним уровнем плодовитости начали приобретать эволюционное превосходство. К началу промышленной революции их преимущество стало таким значительным, что высокоплодовитое население оказалось в меньшинстве.

Эти перемены создали идеальные условия для экономического роста. Когда эволюция начала благоволить семьям с меньшим количеством детей, у родителей появились ресурсы, которые они могли вложить в образование потомства.

Образование пользовалось спросом в век новых технологий, и население постепенно становилось все более образованным. Так возникла положительная обратная связь между образованием и экономическим ростом.

«Фундамент нашей гипотезы — что естественный отбор был критически важен для возникновения экономического роста — теперь подтвердили свидетельства, — говорит профессор Галор. — Мы показали, что хотя высокая плодовитость максимизирует число выживших детей, средняя — а значит, больше ориентированная на „качество“ детей — создает повышенный репродуктивный успех в долгосрочной перспективе и была избрана природой в доиндустриальный период».

Уровень образования родителей оказывает на здоровье потомства не меньшее влияние, чем наследственность и доход. Например, матери-одиночки, закончившие университет, ежегодно тратили на обследования детей больше, чем матери, не получившие диплом о высшем образовании.