Logo
Cover

У стартапа есть гены 9 млн клиентов, и в 23andMe верят, что это важнейшая составляющая быстрого цикла разработки лекарств. Фармгиганты уже заинтересовались. Сейчас стартап работает над 13 препаратами — в том числе, для борьбы с раком, болезнями сердца и кожными заболеваниями.

237

Команда из 70 ученых работает над 13 препаратами для 23andMe Therapeutics. Большинство веществ пока находятся на ранней стадии разработки, но два продукта уже испытывают на животных. О создании лекарств рассказала глава стартапа Энн Воджицки на конференции, организованной Wall Street Journal.

Американская биотех-компания стала одним из лидеров нового рынка домашних ДНК-тестов.

По данным MIT Technology Review, в США генетическое тестирование на дому прошли более 26 млн человек. Из них 9 млн воспользовались наборами от 23andMe. 

Воджицки сохраняет данные клиентов и использует их в исследовательских целях. Именно персональные сведения миллионов человек позволяют 23andMe тестировать активные вещества быстрее и эффективнее традиционных фармкомпаний, утверждает она.

Генетический катализатор

Компания уже сотрудничает с крупной фармацевтической корпорацией GlaxoSmithKline. Один из проектов британского гиганта — лекарство для борьбы с болезнью Паркинсона, воздействующее на ген LRRK2. Предполагается, что у некоторых пациентов с диагнозом именно этот участок ДНК связан с развитием заболевания.

LRRK2 встречается у 10 тыс. человек из 1 млн с диагностированным Паркинсоном. На поиски таких людей у фармкомпании ушло бы несколько лет, а 23andMe может предоставить компании базу из 250 пациентов с уже выявленным геном. Более того, все они уже согласились принять участие в исследованиях.

Ускоренная разработка лекарств — это «священный Грааль» для фарминдустрии, где 86% тестируемых препаратов так и не доходят до финальной фазы испытаний.

В 2018 году GlaxoSmithKline купила пакет акций 23andMe на сумму $300 млн, а также заключила со стартапом четырехлетний контракт на разработку лекарств. Компания Воджицки также делится генетическими сведениями с другими разработчиками медикаментов, в том числе с Pfizer, Biogen, Genentech и Alnylam.

Эксперты относятся к этой инициативе скептически. Некоторые считают, что клиенты должны получать вознаграждение за предоставленные данные. Они отмечают, что 23andMe участвует в разработке препаратов на продажу, а не раздает данные ученым для исследований на благо общества.

Ситуацию усугубляет и то, как покупатели ДНК-наборов относятся к домашнему тестированию. Большинство проводит эксперимент из любопытства и поэтому воспринимает процесс несерьезно. Из-за этого клиенты редко уделяют внимание вопросам приватности.

При желании они могут удалить свои сведения из базы данных, но если информации уже нашли применение, то уничтожить ее нельзя.

Многие другие проекты 23andMe вызывают скепсис у ученых. Стартап планирует продавать домашние ДНК-тесты на рак толстой кишки, а также наборы, которые помогут составить план похудения. При этом недавний эксперимент показал, что тест ДНК от 23andMe не способен распознать идентичных близнецов.