«ИТ-гиганты и правительство превращаются в подобие Большого брата»
Logo
Cover

Свобода слова и право на приватность устаревают как идеи. Привычный уклад распадается под влиянием всепроникающих технологий. На Западе процесс происходит незаметно, но именно так и рождаются антиутопии.

Экосистема ИТ-бюрократии

Жители западных стран привыкли с ужасом наблюдать за цифровой антиутопией, которую строит Коммунистическая партия в Китае. Пугающие истории о социальном рейтинге — лишь отчасти правдивые — регулярно мелькают в прессе, а повсеместную систему слежения в КНР называют не иначе, как Большим братом.

«Но у нас-то такого не может быть, правда?» — задается вопросом колумнист Wired Дэвид Сэмюэлс.

«Мы владельцы айфонов и пользователи Amazon Prime, а не подданные однопартийного государства. Мы осмотрительные потребители, которые знают, что Facebook за нами следит, а Google пытается нам что-то продать».

Однако это лишь иллюзия, считает журналист. ИТ-корпорации уже проникли в нашу жизнь, и избавится от их надзора не удастся.

Более того, крупнейшие технологические компании с каждым годом все теснее сотрудничают с государством, совместно строя антиутопию.

Сэмюэлс считает, что это выгодно обеим сторонам — и правительству, и бизнесу. Он приводит в пример $18 млн, которые Alphabet в 2017 году потратила на лоббирование своих интересов на государственном уровне. Эта практика позволяет корпорации, с одной стороны, защитить себя от регулирования, а с другой, заключать выгодные контракты с властями.

Параллельно с этим ИТ-бизнес стремится расширить свое влияние и охватить стратегически важные регионы. Для этого, например, глава Amazon Джефф Безос приобрел газету The Washington Post. С этой же целью его компания открыла две новых штаб-квартиры в Северной Вирджинии, неподалеку от Вашингтона.

Новое единство

ИТ-гиганты и правительство постепенно сближаются, создавая единую корпоративно-бюрократическую экосистему, которая мало чем отличается от китайского аналога Большого брата.  

Автор вспоминает несколько примеров крупных соглашений между правительством и частниками. Так, Amazon создает облачные системы для ЦРУ и АНБ. Microsoft выпускает аналогичные продукты для американских спецслужб. Обе компании также претендуют на контракт JEDI, в рамках которого нужно создать защищенный облачный сервис для Пентагона стоимостью около $10 млрд.

ИТ-корпорации нащупали такую золотую жилу, что передача государству персональных данных клиентов в этих условиях кажется скромной платой. В то же время, как отмечает Сэмюэлс, перед ними стоит задача обезопасить себя любой ценой и защитить свои бизнес-модели от государственного контроля. В этом они ничем не отличаются от баронов-разбойников — американских предпринимателей 1870-1890-х годов.

Крах «четвертой власти»

Еще одна проблема — это упадок традиционных медиа, которые когда-то считались «четвертой властью». «СМИ утратили монополию на напечатанное и произнесенное слово», — замечает колумнист. Теперь на медиарынке в США доминируют Google и Facebook.

«Как раз поэтому FB — крупнейшая платформа распространения фальшивых новостей — оценивается в $426 млрд, а издание Newsweek продали новому владельцу за $1«.

Результатом деградации медиа стало появлением «токсичного вакуума в сердце американской демократии». ИТ-компании продолжают извлекать прибыль, а люди в этой системе координат становятся объектом контроля, слежки и манипуляций.

В таких условиях сами концепции права на приватность и свободы слова утрачивают свое значение. Некоторые считают, что и свободы воли в ее традиционном понимании больше не существует.

О проблеме растущей власти технологических корпораций говорят многие эксперты. Одни сравнивают гигантов с машинами для порабощения людей, другие говорят о наступлении эры алгократии. Некоторые называют современный мир кафкианским, а действующий строй — новой формой «надзор-капитализма».