«Смарт-контракты научатся убивать людей»
Logo
Cover

С каждым годом человечество дает все больше власти алгоритмам. Мы позволяем им проводить сделки от нашего имени — и уже сейчас иногда не можем вернуть себе контроль над ситуацией. Смарт-контракты — одно из проявлений такого безграничного доверия, которое может обернуться серьезным риском.

Смарт-контракты и распределенные реестры постепенно переходят из криптоиндустрии в бизнес-среду. Систему заключения сделок на базе блокчейна тестируют банки и крупные корпорации, причем большинство хвалит ее за прозрачность и необратимость. Как только все условия выполняются, смарт-контракт автоматически реализуется, а с ним и все прописанные условия договора.

Однако эта скорость и однозначность может обернуться проблемой, предупреждает профессор Бруклинской школы права (США) Адам Колбер. По мнению эксперта, необратимость смарт-контракта несет колоссальные риски, о которых пока задумываются немногие.

В своей колонке на сайте Оксфордского университета Колбер вводит новый термин — «искусственная ответственность», созданный по аналогии с искусственным интеллектом.

Этот феномен выражается в стремлении человека перепоручить задачи алгоритмам, но при этом неосознанно лишить себя контроля над ситуацией.

«Искусственная ответственность — это способность машин контролировать важные для нас явления. В этих условиях человек теряет свое право вето», — пишет Колбер.

Исследователь приводит в пример децентрализованные автономные организации (ДАО), которые реализуют все решения с помощью смарт-контрактов. По такой системе работала организация TheDAO — венчурный инвестиционный фонд. Пользователи могли вкладывать свои сбережения в криптовалюте без участия какого-либо руководящего органа, поскольку TheDAO управляет сама собой.

В 2016 году организация подверглась взлому. Из-за лазейки в программном коде смарт-контракта мошенники смогли похитить эфира на $50 млн. Отменить транзакцию и вернуть эти деньги было невозможно, поскольку такой механизм не предусмотрен. Это нарушает саму суть блокчейна и смарт-контрактов. О помощи со стороны регуляторов также речи не шло.

Криптоэнтузиастам тогда пришлось искать способы вернуть деньги, хотя изначально таких методов не существовало. Более того, многие сторонники криптоиндустрии выступали против любых корректировок, поскольку это противоречит идеологии блокчейна и смарт-контрактов.

Финансовые потери — это пока единственный риск, который несут алгоритмы для заключения сделок. Но со временем их будут чаще внедрять в других отраслях за пределами финансов.

Колбер утверждает, что через систему блокчейн-сделок человека можно будет запереть в отеле или сбросить с моста, перехватив контроль над его беспилотным автомобилем.

Как только наделенные «искусственной ответственностью» смарт-контракты придут в сферу интернета вещей, они смогут контролировать большинство аспектов нашей жизни. Тогда ничто не помешает хакеру взломать медицинское устройство, например, инсулиновую помпу или кардиостимулятор. «В этом случае цена ошибки в коде будет выражаться уже не в деньгах», — заключает Колбер.  

Впрочем, такой сценарий применения технологии пока больше напоминает фантастику. Смарт-контракты мгновенно воплощают условия сделки, но они не нажимают кнопки на устройствах и не активируют беспроводные сигналы. Как именно работает система, можно проследить на примере недавней сделки между «Газпромнефть-Аэро» и S7. Компании заключили договор на покупку авиационного топлива, а блокчейн-система передавала указания подрядчикам.