Logo
Cover

Генетическое редактирование и генетическая модификация — вещи одного порядка, постановил Европейский суд. Теперь любые продукты с переписанной ДНК нужно сертифицировать и маркировать, как и продукты с ГМО. Эксперты опасаются, что решение суда заморозит сотни исследований, в том числе проекты, призванные решить проблему голода в Африке.

В течение десяти лет в Европе велись дебаты по поводу генетически модифицированных продуктов. Фермеры и защитники окружающей среды требовали приравнять мутагенез — одну из форм селекции — к генетической модификации. Генетики и биологи, напротив, предлагали разграничивать модификацию и редактирование генома, так как во втором случае в живой организм не вносят чужеродную ДНК. Вместо этого селекционеры стимулируют изменения в ДНК — мутации, которые наделяют растение или животное новыми способностями. Например, обогащают плоды витаминами или повышают устойчивость к вредителям.

На Европейский суд серьезно давила французская коалиция фермеров, которая еще в 2016 году просила признать мутагенез формой генетической модификации. С другой стороны, решения ждали биотехнологические компании и ученые, которые экспериментировали с селекцией и готовились вывести на рынок новые виды растений с мутациями.

В начале года генеральный прокурор Европейского суда Михаль Бобек предложил не подчинять методы мутагенеза Директиве о ГМО. Он подчеркнул, что генетическое редактирование в селекции не предполагает внедрения чужой ДНК в организм, а значит, не считается генетической модификацией. Однако мнение Бобека не повлияло на решение Европейского суда.

При этом авторы постановления сделали исключение для некоторых форм мутагенеза, которые давно и широко применяются в сельском хозяйстве и зарекомендовали себя как безопасные. CRISPR и его аналоги под это исключение не попали. 

Единого мнения по поводу ГМО в научном сообществе нет, но последние исследования не подтверждали мнение о вреде генетической модификации не доказан. Сторонники технологий указывали, что предыдущие эксперименты нуждаются в коррекции и пересмотре. Профессор физиологии растений в Университете Умео Стефан Янссон назвал решение суда глупым.

«В последние 10 лет мы пытались изменить отношение к ГМО и добились скромных успехов. Но выходит, что в таких вопросах они скорее прислушаются к „Гринпису“, чем к ученым», — заявил Янссон в интервью Wired. 

Эксперты признают, что требование маркировать продукты генной инженерии как ГМО ограничит распространение более устойчивых и обогащенных растений и в Европе, и в развивающихся странах, в том числе в Африке. 

Биотехнологические гиганты DuPont и Monsanto уже владеют лицензиями на редактирование с помощью CRISPR. Сами создатели метода редактирования надеялись, что в первую очередь технология изменит сельское хозяйство, а лишь затем затронет медицину.

Решение Европейского суда негативно отразится на развитии сельскохозяйственных биотехнологий в Европе. Сертификация ГМО-продуктов обходится примерно в $35 млн, и позволить себе эту процедуру смогут лишь крупные компании. Небольшим стартапам и лабораториям будет сложнее выйти на рынок в соответствии с законодательством. Некоторым придется свернуть разработки.

Например, британские ученые обогащали посевы рыжика жирными кислотами Омега-3, пользуясь серой зоной в законодательстве. Теперь им придется перестроить весь процесс. Многие потратили миллионы на разработки, и теперь эти инвестиции вряд ли окупятся.

В «Гринписе» решение суда поддержали. Экологическая организация считает, что ограничение обезопасит людей. «Внедрение ГМО в окружающую среду без соблюдения мер безопасности — это безответственный и незаконный ход. Особенно если учесть, что генетическое редактирование может повлечь за собой непредсказуемые побочные эффекты», — заявили экоактивисты.

Защитники природы надеются, что по пути ограничений пойдут и в США. Однако местные власти пока отказываются приравнивать большинство форм генной инженерии к трансгенным методам селекции. Управление по санитарному надзору США (FDA) также поддерживает искусственное мясо. Недавно регулятор признал безопасными гемы — вещества из животных или растительных компонентов, которые делают растительное мясо похожим на настоящее.