Logo
Cover

После десятилетий планирования в Австралии и Южной Африке началось строительство самой масштабной радиоастрономической обсерватории SKA стоимостью 1,3 миллиарда евро. Обсерватория заработает в 2028 году. Она станет мощным инструментом для различных задач изучения космоса, в том числе поиска внеземных цивилизаций и возможному вступлению с ними в контакт, поскольку будет иметь достаточную чувствительность для перехвата потенциальных инопланетных передач на больших расстояниях. Возможно, объяснение парадоксу Ферми будет найдено именно с помощью SKA.

Обсерватория будет использовать тысячи тарелок и до миллиона низкочастотных антенн, расположенных в Южной Африке и Австралии, для изучения неба в радиодиапазоне. Поисковое пространство будет включать в себя множество экзопланетных систем, некоторые из которых пригодны для жизни. По этой причине обсерватория вселяет надежду найти объяснение парадоксу Ферми.

Человечество до сих пор не столкнулось с явными доказательствами существования внеземной разумной жизни, несмотря на огромное количество звезд и планет во Вселенной. Не так давно исследователи отправились на поиски кратковременных световых импульсов в оптическом и ближнем инфракрасном диапазонах в галактической плоскости, которые могли быть свидетельством существования внеземных маяков, но вновь ничего не нашли.

Вероятно, человечество на данном этапе своего развития не владеет технологией для обнаружения инопланетян. Этот как использовать рацию в современном мегаполисе, а затем удивляться, почему никто не отвечает. Причина проста: общение переместилось в социальные сети и мессенджеры. Инопланетяне могут использовать неизвестную нам технологию для передачи своих сигналов, считают оптимистично настроенные астрономы и астрофизики.

Было выдвинуто много объяснений парадокса Ферми. Среди последних — идея, предложенная Амри Ванделем из Еврейского университета в Израиле. Он предполагает, что планеты с биологической жизнью относительно распространены, а планеты с развитой технологической жизнью — редкость. Если это так, маловероятно, что технологически развитые цивилизации окажутся достаточно близко друг к другу, чтобы наладить связь. К тому же, у внеземных цивилизаций может быть мало мотивации исследовать все обитаемые миры, если шансы найти кого-то разумного низки.

В этом сценарии никто не станет исследовать экзопланеты, если не обнаружит техносигнатуру из другого близлежащего мира. Радиосигналы уходят с Земли всего столетие и, следовательно, не достигают пока расстояния более 100 световых лет. Человечество не может ожидать ответа от кого-либо дальше, чем за 50 световых лет, учитывая время прохождения сигнала туда и обратно. Для обнаружения близкого к нам внеземного разума необходимо, чтобы таких цивилизаций было очень много уже на этом расстоянии.

Еще больше усугубляет проблему понятие так называемого Великого фильтра: если развитые цивилизации действительно возникнут, они могут не просуществовать долго. На нашей планете было много разумных форм жизни на протяжении миллионов лет, но только люди достигли уровня, который позволяет строить космические корабли и зонды, и то совсем недавно — всего 62 года назад.

Другая гипотеза состоит в том, что внеземные цивилизации многочисленны, но просто не хотят, чтобы их обнаруживали. Они могут считать Землю неким заповедником или зоопарком, который они время от времени наблюдают, но не вмешиваются.

Предполагалось, что внеземной разум будет исследовать и колонизировать галактику — так же, как исторические цивилизации делали это на Земле. Вандел предполагает обратное: инопланетяне не будут заинтересованы в колонизации, а потратят свои ограниченные ресурсы на межзвездные исследования только в том случае, если будет обнаружена техносигнатура, то есть люди должны стать технологически продвинутыми, чтобы нас (или мы кого-нибудь) заметили.

Новые технологии могут помочь выяснить, что стоит за некоторыми из наблюдений НЛО, в настоящее время расследуемых NASA. Когда радиоастрономическая обсерватория будет построена, человечество сможет приблизиться к разрешению парадокса Ферми, считает Вандел.