Logo
Cover

17 лет назад, сразу после окончания университета, молодой программист из Нижнего Новгорода, Андрей Бушуев решил освоить для себя неизвестную профессию бизнес-аналитика. В тот момент о ней мало кто слышал. Сегодня системами, разработанными под контролем Андрея Бушуева, в России пользуются миллионы человек. Некоторые из них стали прорывными отраслевыми решениями и обеспечили компаниям-заказчикам значимые конкурентные преимущества. Среди его кейсов — аналитические системы многомерного анализа и управления данными в общероссийских классификаторах, которые использует Росстат и многие другие.

Андрей Бушуев, основатель и CEO компании A17. Разработчик аналитических систем, специалист по анализу данных в бизнесе, эксперт в бизнес-аналитике и управлении данными.

— Андрей, как ты пришёл в бизнес-аналитику?

- По образованию я — айтиншник-программист. Окончил нижегородский политех. С 2005 года начал работать по специальности в прекрасной нижегородской компании Мера — крупном аутсорсере разработки для телекоммуникационных компаний, таких как Nortel и Alcatel. Так случилось, что в компанию я пришёл не в отдел разработки, а в подразделение поддержки метрик отчётности для французской компании. Сначала самостоятельно разрабатывал отчёты баз данных, сценарии трансформации и связывания этих данных. Постепенно вырос в тимлида. Работал и набирался опыта во Франции, собирая пожелания и требования от менеджмента о том, что именно им нужно.

В 2011 году я принял решение переехать в Санкт-Петербург в не менее классную компанию Enkata. Она разрабатывала собственные аналитические продукты, которые внедряла в контакт-центрах, банках и страховых компаниях в Соединённых Штатах Америки. Там я руководил микрокомандой внедрения и обеспечивал максимально эффективное применение продукта у клиентов. Общался с заказчиками из разных штатов, в основном с банками и страховыми компаниями. В настоящее время компания прекратила свою деятельность, она не смогла выдержать конкуренцию с другими, более современными коробочными решениями.

С 2013 года я работал в компании КРОК, сначала как консультант, а потом как руководитель проектов внедрения BI/DWH в коммерческих и государственных структурах. Здесь я получил большой опыт работы с самыми разными предприятиями, начал изучать внутреннюю кухню взаимоотношений между заказчиком и интегратором.

Из больших проектов, которыми я горжусь и которые я сделал со своей командой, — аналитическая система и система управления нормативно-справочной информацией в одном крупном федеральном агентстве. По сути, вся передаваемая в ведомство от юридических лиц Российской Федерации информация как раз обрабатывается нашей системой многомерного анализа. Если вы слышали о классификаторах ОКВЭД, ОКТМО, ОКАТО и т.д, а также общероссийском классификаторе общероссийских классификаторов — есть и такое! -, то всё это также обрабатывается в системе нашей разработки.

С течением времени у меня накопилось очень много полезного опыта как в проектах внедрения ИТ в бизнесе, так и в аналитике данных. И я подумал, а почему бы не монетизировать этот опыт при помощи собственной компании. Так, спустя некоторое время появилось собственное дело — нишевой системный интегратор A17, бизнес которого нацелен на то, чтобы предпринимателям, владельцам предприятий регионального и федерального масштаба предоставлять инструменты анализа и управления данными. Благодаря таким инструментам становится понятно, как можно зарабатывать больше и как тратить меньше.

— Что для тебя бизнес-аналитика?

— После шести лет внедрения BI в КРОК, я на протяжении года помогал коллегам развивать направление автоматизации бизнес-процессов (BPM) и постепенно осознал, что мне это не очень интересно. Мне интересны системы анализа данных, сами данные: как с точки зрения ИТ, так и доступных инструментов для работы с ними. Меня чуть менее воодушевляет бизнес-аналитика в классическом её понимании. Я бы не хотел стоять с блокнотом и считать: кто и сколько операций сделал, а потом пытаться запроектировать процесс на бумаге. Это очень скучно.

Поскольку во мне превалирует айтишник я считаю, что бизнес-аналитика — это в первую очередь инструменты, которые несут полезную информацию для бизнеса. С их помощью сырые данные о событиях в компании можно трансформировать в полезную информацию. Аналитика помогает извлекать самое ценное из всего многообразия данных в бизнесе и окружающей среде. В этом её фишка.

В философском плане бизнес-аналитика — инструмент познания мира. Конечно, у него есть свои ограничения, его тоже нужно уметь готовить, он не универсален, но благодаря ему мы гораздо быстрее можем разобраться в бизнесе, в социальных и культурных процессах, в политике, в науке. Аналитика данных помогает нам видеть шире и лучше. Это меня и привлекает.

— Что входит в поле зрения твоей работы сейчас?

— Сейчас я сфокусирован на развитии своего бизнеса. У меня довольно молодая компания, которая требует постоянного внимания. Мы хотим продолжать экспоненциальный рост, который у нас был и продолжает оставаться. Я занимаюсь поиском вариантов масштабирования бизнеса на каждом его этапе, чтобы не оказаться в заложниках какого-то конкретного этапа и не стать лавочкой, которая просто трудоустраивает меня и моих коллег.

Второй вектор — адаптация к внешней среде и тем изменениям, которые начали происходить с февраля этого года. Очевидно, что мы не планировали остаться без западных инструментов, как не планировали и столь интенсивный выход на западные рынки. Но, благодаря тому, что наша компания небольшая и у нас нет никакой бюрократии, такие изменения перевариваем достаточно легко.

— А по ночам данные, метрики, цифры снятся?

— Если честно, бывает. Иногда снятся архитектуры сложных систем, просто потому что технически это очень интересно, несмотря на то что «руками» в проектах я уже давно не участвую. Я пытаюсь в них разобраться. Как будто разбираюсь, и это доставляет мне удовольствие.

— То есть это не ночные кошмары?

— На сто процентов нет.

— Какие проекты тебя привлекают?

— Я предпочитаю коммерческие проекты в среднего размера компаниях взамен государственных корпораций и госорганов, потому что там радикально отличается атмосфера. В госкомпаниях все вынуждены заниматься цифровой трансформацией, и там всё идёт гораздо сложнее.

Меня привлекают проекты, которые действительно нужны бизнесу, в них всегда есть заинтересованный заказчик. В таких проектах задачи решаются не из-под палки, когда большой босс дал указание. У команды управленцев горят глаза, и они сами знают свои потребности.

В техническом плане наиболее интересны самые передовые проекты. Совершенно не интересно строить типовые и классические архитектуры, которые сейчас умеют делать абсолютно все интеграторы. По этой причине наша компания на российском рынке является проводником новых, актуальных подходов, как с точки зрения техники, так и методологии. В первую очередь мы очень оперативно внедряем их у себя в компании, например, гибкое управление проектами, быстрое развёртывание, архитектуры типа Data Lake, Data Mesh. Мне важно принести эту актуальную для всего мира практику в российские компании. Это является миссией нашей компании.

Мы показываем не просто отчёты, мы привносим передовую практику. Этим мы отличаемся от многих отечественных компаний-конкурентов, которые по-прежнему работают в старой парадигме. Они не умеют делать быстрые проекты по Аджайл, не умеют предоставлять систему за две недели, разворачивая её с нуля и далее небольшими итерациями делать проект. А мы это умеем. По этой причине крупные компании консервативного плана очень часто берут нас на подряд. И мы решаем все задачи быстро.

— Насколько сильно потенциал аналитики использует российский бизнес? Что его тормозит?

— Увы, но российские компании не очень активно используют возможности аналитики. Мой опыт говорит, что потенциал её применения гораздо выше того, что есть сейчас. Во многом это связано с инерцией рынка, который в большинстве своём считает, что бизнес-аналитика — это очень долго и дорого. Такое представление сформировалось из-за тех самых длинных проектов, которые делают большие компании, используя устаревшие подходы. Из-за длительности процессов создаётся ощущение, что в аналитику нужно много инвестировать. В итоге собственники и ИТ-директора зрелых компаний не очень охотно занимаются внедрением и развитием BI-систем, хоть без них и никуда.

На самом же деле, использование современных подходов позволяет делать аналитику быстро и недорого. Понимание этого факта постепенно приходит к бизнесу. За последние полтора года мы фиксируем рост запросов от компаний на реализацию точечных, небольших проектов. Собственники открыто говорят, что не хотят много инвестировать, но они готовы пробовать и тестировать отдельные элементы аналитики, чтобы понять её эффективность, управлять данными и познавать окружающую среду.

Ещё один фактор, тормозящий развитие и появившийся несколько месяцев назад, невозможность закупать развитые и привычные бизнесу аналитические инструменты за рубежом. Вы просто не сможете купить лицензии на ПО. Из-за ограничительных мер вход в отрасль стал более сложным, чем это было прежде. Российский рынок BI при этом подотстаёт от мирового. У нас пока нет какого-то инструмента, который можно было бы скачать, установить, настроить за 5 минут и начать пользоваться. Но я думаю, что у России есть отличные перспективы обогнать в этой теме многие другие страны. Европу так уж точно. Скорее всего, получится опередить США и Латинскую Америку. Насчёт Азии и Ближнего Востока я не уверен: у меня не было проектов в этих регионах.

— В чём ты видишь отличие подходов к BI в России, на Западе, в Азии, а также в странах Ближнего Востока?

— Мой опыт работы в разных странах позволяет говорить о том, что США в рамках BI впереди всей планеты. Именно здесь рождаются лучшие практики, тестируются новые и передовые подходы. В США отрасль не стоит на месте, есть поступательное развитие в отличие от той же Европы, где наблюдается определённая инерция. Во многих компаниях на территории Европейского союза искренне считают, что раз уж система внедрена и работает, то лучше ничего в ней не менять. Бизнес готов тратить деньги только на проверенные истории, он не готов экспериментировать, особенно если говорить о среднем и малом бизнесе. Необходимость внедрения новых систем здесь пока принимают очень немногие, и часто это самые крупные игроки с внушительным бюджетом.

Россия при этом в числе отстающих, но динамика опережающая. Наш бизнес проявляет всё больше интереса к экспериментам с BI, и это отличный шанс для России опередить другие страны мира. Тем более, что у нас уже есть успешный пример — это Единый портал государственных услуг. Наша система оказания цифровых государственных услуг в своём развитии ушла далеко вперёд самых передовых платформ из других стран. Например, ни в США, ни в странах ЕС вы не сможете быстро получить какую-либо справку или зарегистрировать право собственности на недвижимость. В России это делается дистанционно или с помощью центров «Мои документы» в течение одного визита и очень короткого срока.

Дополнительный стимул для развития отечественных BI-систем должна придать программа импортозамещения. Кроме того, я считаю, что весь вновь создающийся бизнес будет априори цифровым по своему ДНК. В нём уже будет закладываться стратегия, архитектура, все нужные инструменты, подходы к анализу и работе с данными. Текущий бизнес будет активно оцифровываться с помощью тех технологий и инструментов, которые в России уже возникают.