Logo
Cover

Открытый банкинг активно развивается на Западе. По оценкам Juniper Research, количество пользователей открытых банковских API в этом году удвоится (по сравнению с 2019 годом) и достигнет 40 млн. Российская финансовая индустрия в этом вопросе пока выступает в роли догоняющего, хотя отдельные успехи уже можно отметить. Так, Ассоциация ФинТех стала лауреатом ежегодной премии FINAWARD-2021 за развитие среды открытого банкинга в стране. Но почему отечественные компании все еще не подключаются к открытым банковским API, в отличие от зарубежных FinTech проектов с российскими корнями? Возможно, местный рынок еще не созрел? Или плата за информацию слишком высока? На эти и другие вопросы ответил сооснователь и гендиректор Nordigen Роландс Местерс.

Пошли ва-банк: о старте проекта и зарождении идеи бесплатного доступа к открытым банковским данным

— Как к вам пришла идея создания бесплатного сервиса для работы с открытыми банковскими API?

— Я и мой однокурсник и партнер Роберт Бернанс долгое время наблюдали за технологической эволюцией банковской сферы США, где открытый банкинг развиваются уже давно и довольно активно. На этой почве возникла идея предоставить соответствующие возможности и европейским разработчикам. Существовавшие на тот момент решения вроде MX, Yodlee, Plaid и Finicity, несмотря на объективную пользу, были слишком дорогими. После небольшого анализа стало понятно, что можно сделать аналогичный и при этом бесплатный продукт.

— Вы сразу начали с этой модели, или пришли к ней со временем?

— Со временем. Исследовательская фаза началась в 2015 году, а годом позже был основан Nordigen. В то время банкам требовалась помощь в обработке собственных данных, чем и занималась компания в начале пути: автоматизированное решение для анализа банковских счетов принесло первую прибыль. Бесплатную платформу с open API мы запустили лишь спустя четыре года, когда стало понятно, что технология так и не стала доступной для всех, кроме отраслевых гигантов.

— Расскажите о вашей Freemium-модели. Можно ли сказать, что Nordigen занимается благотворительностью?

— Да, мы решили демократизировать доступ к данным, но конечной целью была вовсе не благотворительность. Мы стремились, во-первых, к справедливости, а во-вторых — к развитию инноваций. Покупка данных, причем по достаточно высоким ценам, замедляет развитие FinTech. Мы уверены, что мир стал бы намного лучше, если бы существовало больше проектов вроде Wise (сервис для денежных переводов с доступной комиссией — прим.ред) и Klarna (платформа для платежей, крупнейший европейский финтех-проект — прим.ред). Однако действующие лидеры рынка не всегда хотят идти по пути инноваций и просто наслаждаются статусом кво.

В этой ситуации Nordigen решил взять на себя роль технологического визионера и предоставить более удобный и доступный продукт. При выборе стратегии монетизации было два варианта: самый дешевый продукт на рынке или бесплатный, финансируемый через сопутствующие аналитические услуги. Мы долго ломали голову, и в итоге пошли ва-банк, выбрав второй вариант. Это работает примерно так: разработчик получает доступ к данным бесплатно, компенсируя все затраты оплатой за аналитику информации. Вероятно, конкуренты тоже рассматривали подобную схему, а некоторые, возможно, даже изменят монетизацию проектов, убедившись в жизнеспособности и прибыльности гипотезы.

Как проект стал востребованным, несмотря на скепсис экспертов

— Как вы оценивали спрос и рыночную потребность?

— Изначально мы проводили исследование, общаясь с банками и другими финансовыми организациями в Прибалтике, чтобы оценить их нужды при работе с открытыми банковскими данными. Как только мы увидели первичный спрос, то начали разрабатывать low-code решение, которое может читать банковские данные и легко их анализировать. После того, как первые пять компаний решили купить инструмент, стало понятно, что пришло время создать реальную компанию и перейти из стадии MVP к полноценному продукту.

В результате Nordigen быстро стал популярен и масштабировался от нескольких банковских интеграций в декабре 2020 до более 2 000 подключенных финансовых организаций в сентябре 2021 года. Кстати, у многих из них русские корни — например, Revolut.

— Что привлекает клиентов к Nordigen, помимо бесплатного доступа к открытым банковским данным? Какую еще ценность вы можете предоставить?

— Nordigen развивается по модели agile, то есть в соответствии с запросами клиентов и обратной связью. Так, например, даже малый бизнес может легко воспользоваться инструментом. Типичный барьер для таких компаний — получение соответствующих лицензий. При работе с Nordigen они не нужны, так как мы выступаем поставщиком услуги информации по счетам  (прим.ред. модель AISP).

Еще стоит упомянуть, что инструмент может легко интегрироваться с различными сервисами вроде Google Sheets — для удобной работы с данными. Недавно Nordigen запустил Telegram-бота, через которого можно узнать информацию о банковском балансе всего за один клик.

— Ваша модель не могла не вызвать определенного скепсиса…

— Да, это так. Большинство экспертов прямо говорили: бесплатный доступ к открытым банковским данным — плохая идея. Кое-кто утверждал, что рынок еще не созрел для этого, другие заостряли внимание на больших затратах  и отсутствии прямой прибыли. Несмотря на это Nordigen смог вызвать ажиотаж технологического сообщества: даже TechCrunch написал о революционном решении.

— А как реагировали инвесторы? Ваши раунды были легкими?

— Начнем в того, что мы делаем ставку на открытый банкинг — а это инновация, которая, по мнению аналитиков McKinsey, будет оцениваться в 1-1,5% европейского ВВП к 2030 году. Неплохо, правда? Это одна из причин, почему компанию поддерживают венчурные инвесторы, которые верят в Nordigen и нашу способность получить значительную долю на рынке открытого банкинга. Если честно, то нам было нетрудно убедить их.

Первые инвестором в 2016 году стал фонд Imprimatur Capital, в 2017 году к нему присоединился Change Ventures, который вел pre-seed раунд. Весной текущего года в посевном раунде было собрано €2,1 млн. В целом Nordigen привлек €3,5 млн, в том числе от Seedcamp, Inventure, Black Pearls VC, Highgoal Capital, Superangel, ID4 и некоторых бизнес-ангелов.

Про технологии и безопасность

— Как и с помощью каких технологий вы удешевляете доступ к данным?

— Когда в Европе в 2019 году появился регулируемый открытый банкинг, у большинства банков не было достойных API. Чтобы быстро удовлетворить спрос, Nordigen начал сотрудничать с уже устоявшимися на рынке компаниями по открытому банкингу, которые создавали проприетарные API c помощью технического копирования и технологии скрипирования экрана (reverse-engineering and screen scraping technologies). Хотя решение было далеко не идеальным, оно позволило быстро запустить продукт и сделать его доступным для большинства разработчиков.

Позже нам удалось избавиться от явного минуса — использования услуг третьих лиц, которое сильно повышало стоимость данных. Мы отказались от партнерств и создали собственные интеграции с банковскими API.

— При этом вы использовали какие-то альтернативные технологии?

— Начнем с того, что все финансовые организации должны работать с API в соответствии с PSD2 директивой, которая регулирует электронные платежные услуги и обеспечивает их безопасность. Тем не менее, большинство компаний все еще полагается на скрипирование экрана. Они имитируют взаимодействие с веб-браузером, и это делает процесс медленным, ресурсозатратным и нестабильным.

Nordigen создавался именно с фокусом на PSD2, чтобы поставить на рынок легкий инструмент с высокой работоспособностью. Это позволяет легко масштабировать продукт, подключая к нему все больше пользователей. Наши услуги предоставляются на Microsoft Cloud, где вся аналитика почти полностью автоматизирована. Как результат — клиент может получить все данные быстро и удобно.

— Как ваш подход позволяет обезопасить использование данных?

— Как и в других вопросах, регулирование — ключ к повышению безопасности данных. Именно поэтому Nordigen полагается на PSD2 директиву, которая идет вразрез со скрипированием экрана. Технология делает пользователя уязвимым, ведь он может и не знать, как используются его данные. API платформы — решение, которое позволяет делиться данными с разрешения пользователя. Это так называемый единый безопасный шлюз для обмена данными со сторонними приложениями, которые помогают ограничить количество непроверенных подключений. Более того, для безопасной облачной обработки данных Nordigen использует AWS-технологию (прим.ред. Amazon Web Services —  облачная платформа, предоставляющая более 200 полнофункциональных сервисов для центров обработки данных по всей планете).

— Что еще входит в технологический стек?

— В его основе — Python, идеальный язык программирования для Nordigen, который обеспечивает работу инструмента на разных платформах и позволяет экспериментировать с различными его применениями.

Помимо этого, Python — еще и один из самых простых языков, что позволило нам легко собрать команду разработчиков. Для устойчивости компании это очень важный фактор, учитывая, что 70% коллектива — ИТ инженеры и специалисты в области data science.

Про экспансию

— Ваша цель — Европа, или есть более глобальные планы?

— Наша основная цель в текущем году — обеспечить бесплатный доступ к открытым банковским данным для всех стран Европы. Мы рассчитываем, что наш список подключений пополнят все крупнейшие банки Европейской Экономической зоны. После этого Nordigen планирует расширять географию и осваивать новые рынки, где открытый банкинг уже регулируется. Среди приоритетных стран — Австралия, Турция, Бразилия, Саудовская Аравия. На очереди и Россия, где, как мы видим, уже развиваются подобные инициативы.  Это хороший знак.

— Насколько привлекателен российский рынок в сравнение с другими?

— В России большое количество талантливых разработчиков и инновационных финтех стартапов которые уже работают на европейском рынке или хотели бы на него выйти. Для примера, фирма Anna Money. Их главный офис в Лондоне, но вся разработка ведется в Москве. Мы хотим чтобы именно такой контингент знал о нас и пробовал использовать наш продукт.  Мы не планируем выходить на российский рынок или работать напрямую с российскими банками.