Logo
Cover

Американский психолог Роберт Эпштейн выступает за отказ от метафор, описывающих работу нашего сознания. Он призывает взглянуть на многие явления, которые люди называют «сверхъестественными», с точки зрения так называемой «постматериалистической психологии». Согласно его гипотезе, наш мозг — это вовсе не вычислительная машина, а преобразователь сигналов параллельных вселенных.

Процесс конверсии данных из одного носителя информации в другой называется преобразованием. Это явление встречается повсюду, даже в органических процессах. Наши органы чувств — глаза, уши, язык, кожа — преобразуют определенные свойства электромагнитного излучения, давление воздуха, химические вещества в воздухе или воде, температуру в определенные паттерны электрической и химической активности и передают их в мозг.

Эволюция создала не только миллионы новых видов организмов, но и миллионы новых типов преобразователей, а инженеры с помощью органических и неорганических материалов придумали еще тысячи новых.

Но что если в какой-то момент развития природа создала особый вид преобразователя, который переводит сигналы материального мира в некий особенный мир? Почти все религии утверждают наличие иного мира, куда отправляются души после смерти. Существование множественных миров не противоречит и современной физике, по крайней мере, трем ее теориям — инфляционной модели, квантовой теории и теории струн. Некоторые физики даже предполагают, что сигналы из параллельных вселенных могут проникать в нашу, и это может быть подтверждено экспериментальным путем, сообщает Discover.

В исследовании 2020 года авторы обобщили опыт 124 сиделок, ухаживавших за пациентами с деменцией. И более чем в 80% случаев они описывали полную ремиссию с возвращением памяти, пространственной ориентации и речи. В большинстве случаев это происходило за несколько часов или дней до смерти.

Если мозг — информационный процессор, то как можно объяснить внезапное возвращение ясности сознания в случае тяжелого неврологического повреждения, спрашивает Роберт Эпштейн, американский психолог и писатель. Что если эти и другие изменения состояния сознания — например, вызванные приемом наркотиков или алкоголя — вызваны не изменением вычислительной мощности мозга, а эффектом преобразования? Изменениями, которые происходят не в нашей вселенной, а в тех самых других измерениях? Или в структурах мозга, отвечающих за передачу сигналов?

Эпштейн предлагает взглянуть на такие явления, как галлюцинации, вещие сны, дежавю и опыт клинической смерти через линзу «теории преобразователя» и «постматериалистической психологии».

«В течение веков — полностью запутавшись в том, откуда берется человеческий интеллект — люди использовали одну метафору за другой, чтобы „объяснить“ наши экстраординарные способности, начиная, разумеется, с метафоры божества тысячелетия назад и придя — и я употребляю это слово в нерешительности — к современной метафоре обработки информации, — сказал он. — Теперь я предлагаю отбросить метафоры и заняться изучением реальных идей, которые можно проверить».

Эпштейн подчеркивает, что мозг как преобразователь — это не очередная метафора. В его понимании, мозг буквально служит двухсторонним преобразователем, и со временем мы найдем этому эмпирическое подтверждение. Переведя эту теорию в предсказуемую, формальную форму, он надеется найти объяснение и научиться предсказывать ряд аспектов снов, видений, галлюцинаций и тому подобного.

Более того, если эта гипотеза окажется хотя бы отчасти верной, она позволит лучше понять нейронные пути, структуры и электрохимическую активность мозга. Или даже создать приборы, посылающие сигналы в параллельную вселенную — и получающие оттуда ответы.