Logo
Cover

Нотные записи Бетховена вызывают недоумение у музыкантов — если придерживаться темпа, указанного великим композитором, то произведение придется исполнять слишком быстро. Разобраться в загадке помог анализ больших данных — оказалось, что проблема в том, что Бетховен неверно записывал показания метронома.

Людвиг ван Бетховен одним из первых среди композиторов начал пользоваться метрономом, изобретением Иоганна Мельцеля, запатентованным в 1815 году. С этого времени он начал вносить в свои нотные записи метки метронома. Сомнения в их верности стали возникать уже в XIX веке, а в ХХ многие музыковеды высказывали предположения о неисправности метронома Бетховена, но подтвердить эту гипотезу было невозможно. Как бы то ни было, дирижеры романтической школы игнорировали эти отметки, считая предложенный темп слишком быстрым, а приверженцы историзма требовали точного соблюдения указаний композитора. Однако музыкальные критики и публика называли такое исполнение «безумным» и «неприятным».

Для того чтобы установить истину, специалисты из Мадридского университета им. Карла III и Национального университета дистанционного образования тщательно сравнили все метки с современными интерпретациями. Всего они проанализировали темп и его вариации для каждой из 36 симфоний в исполнении 36 различных дирижеров, пишет Phys.org.

«Наше исследование показало, что дирижеры склонны играть медленнее, чем требовал Бетховен. Даже те, кто стремился следовать его указаниям до последней буквы! Темп, указанный композитором, в целом, слишком быстрый, настолько, что музыканты в массе склонны его замедлять, — заявил Иньяки Укар, один из исследователей.

Это отклонение можно объяснить тем, что композитор читал метки на аппарате не в том месте, например, под грузом, а не над ним. Или проблема могла заключаться в том, что технология была на тот момент еще новой.

Ученые разработали точную математическую модель для метронома на основе двойного маятника и создали методологию оценки оригинальных параметров метронома Бетховена на основе информации в патенте на устройство. Вдобавок они разобрали современный метроном, измерили его и использовали эти данные, чтобы подтвердить математическую модель и методологию.

Сначала они попытались внести неисправности в метроном и понять, могли ли они стать причиной проблем с темпом. Они меняли массу аппарата, повышали силу трения и даже ставили его криво, как если бы композитор прислонял его к инструменту, сочиняя музыку. Но ни одна из этих гипотез не подтвердилась.

Наконец, они обратили внимание на то, что отклонения в темпе точно совпадают с размером груза метронома, а также нашли на первой странице рукописи Девятой симфонии запись «108 или 120», указывающую на то, что Бетховен как минимум однажды сомневался, как читать показания прибора.

Эту же методологию можно применять и для анализа произведений других композиторов, пишут исследователи, даже тех, кто не пользовался метрономом.

Крупный мета-анализ доказал пользу музыки Моцарта для пациентов с эпилепсией. Итальянские ученые обнаружили, что прослушивание музыки Моцарта, особенно ежедневно, приводило к значительному снижению припадков и уменьшению аномальной активности мозга.