Logo
Cover

Пандемия и связанный с ней кризис заставили мир на время забыть о проблеме глобального потепления ради более насущных вопросов. Однако карантин не затормозил изменение климата: июль 2020 стал одним из самых жарких за столетие, таяние льдов в Гренландии прошло точку невозврата, а засуха в Европе, США и Южной Америке бьет исторические рекорды. У стран, занятых борьбой с коронавирусом, не осталось ресурсов на экологическую повестку — а между тем планета подходит к моменту, когда откладывать решительные меры уже нельзя.

Несмотря на то, что карантин сократил выбросы парниковых газов, процесс потепления климата не замедлился: нынешний июль стал одним из трех самых теплых за всю историю наблюдений с 1880 года. За первые семь месяцев года глобальная температура оказалась на 1,05 градуса выше среднего значения за весь XX век, и, как подсчитали в Национальном центре экологической информации США (NCEI), у 2020 года есть все шансы войти в пятерку самых теплых за всю историю наблюдений.

Судя по тенденциям, Парижского соглашения по климату уже недостаточно, чтобы сдержать глобальное потепление: с момента его заключения в 2015 году выбросы парниковых газов и их концентрация в атмосфере ежегодно прибавляли 20% в росте. Последствия этого особенно заметны в Арктике, где климатическая ситуация изменяется в 3,5 раза быстрее, чем в остальном мире. По прогнозам ученых, к середине века лед будет появляться на ее территории только зимой.

Засуха и голод

Нагревание температуры воздуха опасно само по себе: в последние годы жара стала одним из самых смертоносных стихийных бедствий, унеся больше жизней, чем другие катаклизмы. Так, аномально высокие температуры 2010 года оказались на седьмом месте среди природных катастроф по количеству вызванных ими смертей. А из-за продолжительных периодов засухи пересыхает почва и гибнет урожай, что чревато продовольственным кризисом.

В 2020 году длительная засуха в Европе совпала с периодом жестких ограничений из-за коронавируса: этой весной в Швейцарии осадков не было полтора месяца — это рекордный показатель за последние сто лет. Весной в Германии начал пересыхать Рейн — крупнейшая река страны, а в Румынии уровень воды в водохранилищах снизился до критического.

Последствия засушливых периодов в этом году ощутила на себе не только Европа, но также США и страны Латинской Америки: так, в Аргентине почти обмелела река Игуасу, питающая одноименный знаменитый водопад, а уровень воды в реке Парана оказался самым низким на 50 лет. Такие климатические изменения губят урожай — причем это касается и северных стран, где, казалось бы, глобальное потепление должно благотворно влиять на сельское хозяйство. В частности, в России из-за жары общий объем урожая может снизиться на 10% к 2030 году.

Время катаклизмов

Пока одни страны страдают от засухи, другие, наоборот, заливает дождями — причиной этого становятся изменения в циркуляции воздушных масс над перегретым океаном. В течение нынешнего июля в Китае, Индии и на юге Японии прошли обильные ливни, которые принесли этим странам миллиардный ущерб и унесли множество жизней. Так, индийские муссонные наводнения стали самым смертоносным стихийным бедствием 2020 года: общее число погибших из-за них превысило тысячу человек.

Глобальное потепление делает более частыми не только наводнения, но и другие катаклизмы: с января по июль на земле произошли 22 природных катастрофы, ущерб от которых превышал миллиард долларов — и это не считая пожаров в Австралии. Половина этих катастроф связана со штормами в США, которые считаются одним из самых опасных стихийных бедствий, в том числе с экономической точки зрения: так, мощный ураган «Харви» 2017 года обошелся Соединенным Штатам в $125 млрд.

Сезон ураганов в США начинается летом, и в этом году он обещает быть особенно суровым: как прогнозирует NOAA (Национальное управление океанических и атмосферных исследований США), до конца ноября из Атлантического океана придет около 19-25 штормов с личными именами (это значит, что скорость ветра будет превышать 60 км/ч) — тогда как обычно их количество колеблется в пределах 12. Часть этих циклонов — от 7 до 11, по оценкам NOAA — превратятся в ураганы, а некоторые будут очень мощными.

Еще один катаклизм, связанный с глобальным потеплением — лесные пожары, число которых в последние годы сильно увеличилось. В Австралии леса не прекращают гореть с прошлого лета и уже сейчас признаны самыми разрушительными в истории. А в 2019 году из-за аномально высоких температур волны мощных пожаров прокатились по Амазонии и Сибири.

Конец ледяной эпохи

Последние 30 лет ускорили таяние ледников Гренландии и Антарктики в 6 раз. В этом году ученые пришли к неутешительному выводу, что в Гренландии этот процесс остановить уже невозможно: даже если глобальное потепление прекратится, скорость уменьшения ледяного щита под воздействием океанических вод больше не сможет компенсироваться снегопадами.

Как считают участники Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), таяние ледников в Гренландии и Антарктиде свидетельствует о том, что глобальное потепление пошло по наихудшему сценарию. Сейчас эти регионы ежегодно теряют в среднем 475 млрд тонн льда — в 6 раз больше, чем в предыдущем десятилетии.

Стремительно теплеет и Арктика: по данным ООН, к концу столетия зимние температуры в этом регионе вырастут на 4-5 градусов — при условии, что выбросы парниковых газов будут полностью прекращены. В противном (и более вероятном) случае можно ожидать повышения температуры на 5-9ºC. По мнению климатологов, уже в ближайшие годы лед будет покрывать поверхность Арктики только зимой, превратившись в сезонное явление.

Тенденции к этому мы видим уже сейчас: так, в июле 2020 года протяженность морского льда в арктическом регионе оказалось самой низкой за 42 года наблюдений, а в Канаде обрушился последний неповрежденный шельфовый 4000-летний ледник Милн, потеряв почти половину своего объема — 80 квадратных километров. МГЭИК предупреждает, что к 2100 году уровень Мирового океана может подняться на 70 сантиметров. Это приведет к тому, что под воду уйдут огромные территории, поставив под угрозу жизни 400 млн человек.

Невечная мерзлота

Вместе с ледниками Арктики и Антарктики необратимо сокращается и площадь вечной мерзлоты. По подсчетам UNEP (программа ООН по окружающей среде), даже если обязательства по Парижскому соглашению будут выполнены, площадь вечной мерзлоты в Арктике обречена сократиться на 45% по сравнению с сегодняшним днем. Между тем за миллионы лет в мерзлом грунте скопилось около 1700 млрд тонн углерода — в два раза больше, чем в атмосфере — который, выходя на поверхность, еще сильнее ускоряет темпы глобального потепления.

Но есть и более насущные проблемы, вызванные таянием мерзлоты — это разрушение инфраструктуры городов, дорог, плотин и промышленных предприятий в этой зоне. Процесс таяния приводит к сдвигам почвы, на которой построены здания, заводы, мосты, плотины, автомагистрали, железнодорожные пути, нефте- и трубопроводы. Все это оказывается под угрозой.

Эта проблема особенно актуальна для России, где 60% территории находится в зоне многолетней мерзлоты. Последствия ее таяния, как посчитали в Минвостокразвития, ежегодно обходятся нашей стране в 50-150 млрд рублей. По оценкам экспертов, в будущем эта сумма будет расти — как и число аварийных ситуаций.

Да, при строительстве инфраструктуры в зоне вечной мерзлоты учитываются как особенности мерзлого грунта, так и изменения, связанные с его таянием. Но ускорение глобального потепления в последние годы рушит все расчеты: так, аномальная жара в мае 2020 года стала причиной внезапных сдвигов в грунте, которые, в свою очередь, привели к повреждению одного из резервуаров компании «Норникель» и утечке дизельного топлива. Эта ситуация отчетливо показала необходимость модернизации систем мониторинга за климатом, чтобы получить возможность вовремя замечать любые аномалии и быстро принимать необходимые меры.

Пандемия против экологии

Проблемы, вызванные стремительным потеплением климата, требуют немедленного реагирования. В 2020 году стало очевидно, что задач, обозначенных в Парижском соглашении, уже недостаточно: чтобы отсрочить экологическую катастрофу, нужно пересмотреть его условия в пользу более жестких мер.

Но сложно представить более неподходящее время для усиления борьбы с потеплением: сейчас государства вынуждены заниматься более насущными проблемами — медициной, помощью населению и бизнесу. И если в 2020 году мировой локдаун несколько снизил выбросы парниковых газов, то в следующем году, в разгар восстановления экономики, их количество обещает превысить докоронавирусные значения.

Ряд ученых считает, что именно сейчас настало время вкладываться в чистые технологии: инвестиции в озеленение экономики помогут ей восстановиться быстрее, чем при традиционных мерах поддержки. Кроме того, в противном случае государствам придется потратить огромные суммы на борьбу с последствиями ураганов, пожаров, наводнений, засух, таяния мерзлоты и других катаклизмов. Проблема в том, что в кризисный период странам не хватает ресурсов на борьбу с потеплением: весь мир занят борьбой с вирусом и попытками хоть как-то поддержать свою экономику. Тем временем темпы изменения климата продолжают ускоряться.