Vinci Research выпустила исследование мирового рынка GovTech
Logo
Cover

В исследовании оценивается объем индустрии, ее основные тенденции, игроки, модели и прогнозы развития. Основная часть работы посвящена подробному обзору GovTech-рынка в разных странах, в том числе кейсам ведущих игроков — всего представлено 155 кейсов компаний из 19 государств.

По данным Vinci Research, аналитического подразделение PR-агентства Vinci Agency, в 2019 году объем индустрии GovTech (цифровых технологий в государственной деятельности) составил $400 млрд. 48% этого объема приходится на долю США и Канады, 27% — на страны Евросоюза, 12% занимает азиатский регион. Однако Азия имеет все шансы потеснить многих других игроков: об этом говорит как активный рост местных GovTech-стартапов, так и напряженность в отношениях США и Китая, которая должна открыть для китайских компаний путь на новые рынки.

В России рынок GovTech фактически зародился в 2015 году, с запуском портала mos.ru (при сотрудничестве с агентством Notamedia) и приложения «Парковки Москвы» (совместно с сервисом «Яндекс.Карты»). Но активный рост индустрии, в первую очередь в Москве, начался в 2019 году — он связан с инициативой Сбербанка по созданию платформы «ГосТех», которую поддержали ВТБ, «Ростелеком» и «Почта России», а также с федеральным проектом «Умный город».

За первое полугодие 2020 произошло еще два важных события для развития рынка: во-первых, президент подписал закон о специальном правовом режиме для внедрения технологий искусственного интеллекта в Москве. Во-вторых, на платформе Московского инновационного кластера было создано первое межотраслевое объединение, участники которого планируют работать над крупными проектами в области электроники, робототехники, информационных технологий и медицины.

«Пандемия наглядно продемонстрировала значимость цифровых компетенций для государства, — отмечает Виктор Яковлев, вице-президент Газпромбанка и руководитель департамента цифровых технологий. — Страны с высоким уровнем GovTech смогли быстрее и лучше адаптироваться к новым условиям: создали эффективные системы мониторинга, перевели школьников и студентов на платформы дистанционного обучения, обеспечили возможность совершать многие процедуры в цифровом формате. В этом плане Россия, к сожалению, не стала одним из лидеров — но нам есть куда расти. Многие наши крупные IT-игроки: от «Яндекса» до «Лаборатории Касперского» — не уступают по уровню западным конкурентам. Хочется верить, что пандемия ускорит сближение этих компаний с правительством: это станет мощным импульсом для цифровизации национальной экономики».

Основные тенденции современного рынка GovTech связаны с принципами адаптивной безопасности, технологиями цифровой идентификации, мультиканального вовлечения, цифровой рабочей силы и искусственного интеллекта. В будущем роль искусственного интеллекта и big data останется определяющей для развития отрасли — наряду с автоматизацией госуправления, повышением ожиданий граждан, увеличением числа стартапов и активной государственной поддержкой малого и среднего бизнеса.

«Цифровизация госуправления, в первую очередь, повышает оперативность подготовки и принятия решений. За счет автоматизированного сбора и систематизации данных, их качественной визуализации и предиктивной аналитики государственные службы могут быстро и объективно реагировать на ситуацию. Прямую выгоду получают сами граждане — новые электронные сервисы и базы данных позволяют решать повседневные вопросы, прилагая минимум усилий. Например, записаться на приём онлайн, подать документы, получить ряд государственных услуг. Ценность цифровизации в сфере госуправления уже доказали на практике такие страны, как Сингапур, Южная Корея и США. В России ключевые решения в этой сфере внедряются по инициативе государства, в том числе в рамках нацпрограммы „Цифровая экономика“. В этой работе активно участвуют наши предприятия, создавая государственные информационные системы, различные электронные сервисы для граждан, бизнеса, органов власти», — сказал исполнительный директор Госкорпорации Ростех Олег Евтушенко.

По словам генерального директора Агентства инноваций Москвы Алексея Парабучева, инновационные решения для сектора городского управления особенно востребованы в настоящее время, когда необходимо гибко реагировать на угрозы в новой реальности пост-пандемии. Ранее Агентство реализовывало программу Открытых запросов, в рамках которой осуществлялся поиск высокотехнологичных компаний, готовых предложить органам исполнительной власти города Москвы и их подведомственным организациям решения, повышающие эффективность работы отраслей городского хозяйства. В рамках Программы проводился аналитический поиск, экспертный отбор, пилотное тестирование и демонстрация в городской среде Москвы инновационных продуктов и технологий.

Также по инициативе Департамента предпринимательства и инновационного развития города Москвы Агентством реализуется ежегодный конкурс «Лидеры цифровой трансформации». Конкурс проходит в формате хакатона, что позволяет быстро разрабатывать цифровые продукты и сервисы под задачи города. Полученные решения дают возможность оцифровать городские структуры, улучшить функционал городских онлайн-платформ в таких секторах, как строительство и ЖКХ, транспорт и мобильность, здоровье и образование, туризм и отдых, финансы, торговля и услуги. 

Основные сферы деятельности GovTech схожи во всех странах мира. Условно их можно поделить на четыре большие группы: электронное правительство, умный город, CrimeTech и государственное управление. Они включают в себя работу в таких направлениях, как кибербезопасность, городское планирование, управление отходами, энергосберегающие решения, системы мониторинга, «умный» транспорт и др.

Практики GovTech в Азии (с одной стороны) и в США и Европе (с другой) соотносятся и с двумя моделями взаимодействия властей с частными компаниями в плоскости цифровизации. В западных странах технологические игроки по собственной инициативе предлагают органам власти свои решения и их реализацию. Для азиатского региона характерна более закрытая модель, когда цифровые проекты создаются внутри правительств и не имеют свободного доступа во внешнюю среду.