«Сознание — это не про вычисления, ИИ с сознанием сегодня невозможен»
Logo
Cover

Нейробиолог Кристоф Кох, директор Института Аллена по изучению мозга, считает создание универсального искусственного интеллекта в принципе возможным, но добиться этой цели на текущих вычислительных ресурсах у человечества не получится. Для этого нужно создать полностью иное аппаратное обеспечение, возможно, основанное на квантовых технологиях. «Сознание — это не про вычисления», — уверен Кох.

Кристоф Кох — директор и ведущий специалист Института Аллена по изучению мозга (США), работавший с нобелевским лауреатом по физиологии Фрэнсисом Криком, один из разработчиков интегрированной теории информации и один из ведущих специалистов в области сознания.

Теория интегрированной информации, которую Кох разработал совместно с Джулио Тонини, является научной разновидностью панпсихизма, который учит, что сознание присуще не только людям, но и животным, и машинам.

«Любая физическая система, обладающая причинной силой, наделена сознанием. Что значит причинная сила? Разряд нейронов в мозге, вызывающий разряд других нейронов чуть позже — это один из примеров, но то же можно сказать о сети транзисторов в компьютерном чипе: его текущее состояние подвергается воздействию прошлого состояния и будет, в свою очередь, влиять на будущее состояние. Чем больше текущее состояние системы определяет ее причину, входящий сигнал и воздействие, тем больше у системы причинной силы», — рассказал Кох в интервью изданию ACM News.

Эта теория имеет вполне конкретное практическое применение — на ее основании был создан прибор, измеряющий сознание, который тестируется в клиниках США и Европы. Он способен проверить, насколько нарушено сознание у пациентов с серьезными травмами мозга, находящимися в вегетативном состоянии.

А на философском уровне теория утверждает, что сознанием наделены не только люди, но и любая система с ненулевой интегрированной информацией. Сознание намного больше распространено, чем считает западная культура, утверждает Кох.

Что касается компьютеров, то Кох убежден — рано или поздно у нас появятся машины с таким же интеллектом, что и у человека. Только следует различать интеллект и сознание. Хотя у биологических существ одно часто идет рука об руку с другим, это не одно и то же. Для того чтобы понять, имеет ли машина сознание, надо взглянуть не на то, что она делает, а на ее причинную силу. И у современных систем ИИ, работающих на архитектуре фон Неймана, она слишком низкая, чтобы сравняться с человеком.

При этом не поможет даже имитация мозга на суперкомпьютере во всех биологических деталях. «Сознание — это не про вычисления; это причинная сила, связанная с физикой системы», — сказал Кох.

Однако если создать машину с другим типом архитектуры, она может обрести сознание. Все, что для этого нужно, это высокий уровень интегрированной информации. Нейроморфические или квантовые компьютеры в принципе могут проявить намного более высокий уровень интегрированной информации. Возможно, они приведут нас к сознающим машинам.

И тогда к владельцу автомобиля, в порыве гнева разбившему фару, придет не автомеханик, а полиция. Потому что у существа с сознанием есть чувства, и причинять им вред будет неэтично и наказуемо.