Logo
Cover

Российская статистика по числу заразившихся коронавирусом и умерших от осложнений, если сопоставить ее с показателями других стран, выглядит подозрительно странно. Вопросы вызывает не число заразившихся (проверить его сопоставлением невозможно), а число умерших больных с COVID-19 — 0,91% в целом по России. Это в 4 раза лучше, чем показатели Германии. Если посмотреть, у каких еще стран показатель смертности от коронавируса менее 1%, то вопросов возникает еще больше.

По состоянию на вечер 25 апреля в России было 74 588 выявленных больных коронавирусом, из которых 681 человек умер. Показатель смертности — 0,91%. По числу умерших Россия была в тот момент на 22 месте в мире.

Из 40 стран с наибольшим числом погибших в ходе эпидемии показатель смертности ниже 2% только у одной — Израиля — 1,3%. Что объясняется прежде всего высоким уровнем медицины и большими медицинскими резервами — от врачей до койко-мест в больницах (страна живет в состоянии готовности в любой момент к войне с соседями). У большинства стран в этой группе этот показатель существенно выше (смотрите таблицу ниже).

Российские данные по смертности на этом фоне выглядят как статистическая аномалия. А статистические аномалии вызывают вопросы и подозрения.

Все становится намного интереснее, если перестроить выборку и взять 40 стран с наибольшим числом случаев заражения. Мы увидим, что аналогичные российским показатели смертности — менее 1% — транслируют в мир еще 5 стран из этой группы. И все они специфические — Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ, Белоруссия и Катар. То есть страны с авторитарным управлением и Иран, чьим данным о развитии эпидемии никто не верит с первых отчетов.

В этой выборке есть 2 страны, которые показывают удивительно низкую смертность от коронавируса — помимо Израиля это Сингапур, где она не превышает обычной сезонной смертности от гриппа — 0,09%. Но Сингапур — это один город, который сделал правильные выводы из опыта борьбы с атипичной пневмонией 2003 года, и в этот раз действовал предельно жестко, сразу закрыв границу и начав массовое тестирование своих граждан.

Если взять первые 15 стран с наибольшим числом заболевших, то, за исключением Ирана и Турции, где данными также явно манипулируют (2,51%), минимальный показатель смертности — не ниже 5%. Россия в этой группе со своими 0,91% выглядит особенно подозрительно.

Лучшая в этом рейтинге Германия со смертностью 3,74%, что объясняется двумя факторами — одним из лучших в мире уровнем медицины и быстрым развертыванием массового тестирования.

Российский показатель смертности в 0,91% на фоне официальных данных о потерях от COVID-19 по отдельным регионам вполне убедителен. Например, в Московской области показатель смертности — 0,78%, а в Нижегородской области — 0,58%, что даже лучше статистики, которую дают Иран, Саудовская Аравия и Белоруссия. Москва, на фоне регионов, дает статистику смертности 0,92%, то есть лечит со всеми своими ресурсами похуже, чем многие из региональных минздравов. Но намного лучше — в 4 раза — чем Германия.

Почему так происходит мы не знаем, но логика и здравый смысл подсказывают, что такого не может быть, и что все эти цифры — и региональные, и общероссийская — вряд ли соответствуют реальной картине смертности в стране от коронавируса. Так как по закону больших чисел (а число зараженных уже вполне большое — страна в 10-ке наиболее пострадавших от эпидемии по числу больных) эпидемия должна развиваться примерно также, как в других странах с сопоставимым уровнем медицины, где показатель смертности в среднем 5% (там, где системы здравоохранения не захлебнулись под наплывом заболевших). Но в России это почему-то не так.

Эксперименты, проведенные китайской компанией Sinovac Biotech, подтвердили: вакцина на основе антител и инактивированных вирусных частиц защищает обезьян от заражения COVID-19. Теперь полученные результаты предстоит подтвердить на людях.

Тем временем Германия первой начала общенациональное тестирование на антитела к COVID-19.