Logo
Cover

Борьба за единый подход к похожим делам — давняя традиция китайской судебной системы. И теперь на помощь призывают новые технологии, но пока «официально полезным» не признали ни один конкурирующий алгоритм. Когда это произойдет, останется лишь шаг до автоматического вынесения приговоров.

«Схожие дела — схожие приговоры» — один из главных лозунгов инициированной Верховным судом в 2014 году масштабной реформы судебной системы Китая. Однако на фоне колоссального роста нагрузки на судей и развития технологий все больше судов прорабатывают возможность использовать ИИ. Особенность в том, что единого официально одобренного алгоритма пока нет, и в регионах началась настоящая гонка за создание лучшего ИИ-судьи, который обратит на себя внимание властей в Пекине, пишет Diplomat.

Система судебного надзора рассматривается как краеугольный камень обеспечения надежности. Особенно с учетом традиционно сильной для Китая коррупционной составляющей. Раньше процесс выглядел так: если судья выносит приговор, который значительно отличается от его предыдущих решений или от вердиктов коллег по аналогичным делам — случай передают на рассмотрение вышестоящих инстанций.

Однако такую систему пересмотра и утверждения решений Верховный суд отменил. Судьям рекомендовано в своих решениях самим делать ссылки на похожие вердикты, чтобы соблюсти принцип унификации. А верификацию процесса могут поручить алгоритмам. Как пишет Diplomat, «ввиду уверенности в больших данных и технологиях искусственного интеллекта» в судебной системе.

Нынешний переходный этап выглядит крайне интересно.

В Китае создана единая база судебных решений, запущен процесс массовой оцифровки дел, на основании которых выносятся приговоры. Однако централизованные алгоритмы оценки работы судей не создаются. Вместо этого в разных регионах работают над созданием двух типов систем. Первый — для поиска аналогичных случаев в единой базе. Второй — для предупреждения о вынесении «аномального» приговора.

Diplomat утверждает, что системы испытывают преимущественно на уголовных делах. Это значит, что ИИ уже сейчас влияет на реальные тюремные сроки.

При этом беседы одного из авторов статей с судьями показали, что нынешние алгоритмы они считают незрелыми. А по-настоящему полезной была бы следующая ступень развития — когда ИИ будет самостоятельно выносить приговор, а судья-человек — лишь утверждать его.

После этого судебная система будет органично встроена во всекитайскую систему ИИ-слежки за гражданами и станет частью того, что на Западе называют «кибер-антиутопией».

В США роль судебного ИИ пока гораздо скромнее — например, алгоритм поможет определить размер залога или вынести решение по УДО. Однако там ИИ уже обвиняют в том, что бездушная машина не видит человека за статистическими данными, а алгоритмы становятся инструментом подавления уязвимых категорий населения.