Logo
Cover

Аналитики некоммерческой организации SPUR попытались спрогнозировать будущее Кремниевой долины через полстолетия. Спектр возможностей велик, но большинство сценариев производят мрачное впечатление.

Американская организация SPUR объединяет ученых, урбанистов и менеджеров крупных компаний из области залива Сан-Франциско. Как поясняет CNBC, создатели объединения выступают за устойчивое развитие региона с помощью городского планирования и грамотного управления. Иными словами, SPUR следит за тем, чтобы Кремниевая долина и ее окрестности не превратились в воплощение антиутопии.

Некоторые ИТ-компании поддерживают инициативу. Так, среди благотворителей числятся Facebook и Фонд Марка Цукерберга и Присциллы Чан, а также местный биотехнологический гигант Genentech. Поддержку также оказывают некоторые исследовательские центры, например Стэнфордский университет.

Но аналитики SPUR считают, что лидеры технологической индустрии уделяют недостаточно внимания проблемам региона. Чтобы привлечь их внимание, организация составила четыре сценария развития Кремниевой долины к 2070 году — от утопичных до мрачных и пугающих. 

Утопия за забором

Жилищный кризис в области залива пришел к логичному финалу. Состоятельные ИТ-специалисты и те, кто в свое время успел купить недвижимость, доминируют на рынке и намеренно тормозят строительство нового жилья. 

В регион стекается элита со всего мира, а вот представителям рабочего и среднего класса там нет места.

Работники сферы обслуживания вынуждены уезжать в другие области, поскольку большую часть их задач теперь выполняют роботы. Афроамериканцев и иммигрантов также вытесняют на периферию, из которой до центра приходится добираться часами.

В результате формируется идеальный оазис для богатых с надежной системой общественного транспорта и отличными школами. Окрестности Сан-Франциско превращаются в обособленное пространство с однородным расовым, экономическим и культурным составом.

Область залива бункеров

Развитие региона идет вразрез с идеями об общественном благе — о народе никто не думает, в результате чего усиливается неравенство. Богатые живут в частных владениях за высокими заборами под охраной, а бедные обитают в трущобах.

Самой популярной архитектурной формой становится огороженный высокой оградой микрорайон с домами-крепостями. Жилища модифицируют ради безопасности: на окна ставят решетки, стены укрепляют и наращивают.

Парки в этом случае превращаются в трущобы — в них строят бараки и разбивают палаточные лагеря. Государственные услуги себя изжили, и правительство больше их не предоставляет. Общественный транспорт поделен на две категории. Первая — это установленные на эстакадах транспортные линии. Они охраняются, а за доступ к ним надо платить. Самые состоятельные пассажиры летают на электрических дронах и в принципе не используют наземные транспортные линии.

Бедным жителям приходится ездить на старых бензиновых автобусах, покрытых рекламными щитами и дисплеями, поскольку реклама остается единственным источником финансирования транспорта.

Ржавый пояс IT

Этот сценарий описывает обратный формат антиутопии. Крупные ИТ-компании под влиянием общественности покидают регион и обосновываются в Сиэтле, Торонто или других городах с более комфортной средой для бизнеса.

Кремниевая долина теперь напоминает Детройт в 70-е годы — в период кризиса автомобильной индустрии.

Электропоезда перестают ходить, мусор вывозят раз в три недели, а школьные кабинеты при этом переполнены. В больницах не хватает персонала, а дорогие лекарства все труднее достать. Люди записываются в лист ожидания, чтобы попасть на операцию. 

Население не растет, занятость тоже. Из-за этого отпадает необходимость в строительстве нового жилья. Многие дома пустуют, а старинные здания разрушаются. 

Новый общественный договор

Четвертый сценарий описывает именно ту реальность, которую хотелось бы создать основателям SPUR. В этом мире частные компании и муниципальные власти работают сообща и стараются сделать жизнь лучше для всех классов и сословий без исключений. 

Транспорт становится быстрым и надежным, а до отдаленных районов люди добираются на робомобилях, электрических велосипедах и других технологичных транспортных средствах. Цифровое неравенство преодолено и все имеют одинаковый доступ к подобным услугам.

Большинство обитателей Сан-Франциско и окрестностей ходят пешком или ездят на велосипедах, а в некоторых кварталах создана безавтомобильная среда — совсем как в Европе. Беспилотные машины и дроны доставляют товары, а тротуары полностью отданы людям.

Регион открыт для новых людей и новых идей, как следствие, экономика развивается более динамично.

Некоторые отрасли уходят в прошлое, но по мере развития технологий появляются новые рабочие места. Жилые дома, транспорт и промышленность больше не нуждаются в ископаемом топливе. Основным товаром на экспорт становится знание: регион обучает другие города и страны, как перейти на чистую энергетику и внедрить умное городское планирование.

Недавно американские вузы выступили с инициативой ввести в учебных заведениях курс «Технологий в интересах общества». Эксперты считают, что сейчас студентов технологических специальностей учат думать лишь об экономической выгоде в ущерб общественным интересам. По этой причине ИТ-специалисты не разбираются в нормах регулирования и не думают об этике, а чиновники не понимают, как устроены технологии и как их грамотно контролировать.