«Полный рабочий день должен начинаться с сорока лет»
Logo
Cover

Тщетно пытаясь успеть помимо работы заняться воспитанием детей и присмотром за престарелыми родителями, люди среднего возраста острее всех чувствуют нехватку времени. Стэнфордский психолог Лора Картенсен знает, как справиться с этой проблемой. Надо иначе распределять нагрузку в течение жизни.

Современная 40-летняя женщина в среднем может рассчитывать еще на 45 лет жизни, а 5% доживут и до 100. Средний 40-летний мужчина проживет еще 42 года. Многие в эти годы сохранят достаточно крепкое здоровье, чтобы продолжать работать, если речь идет не о тяжелом физическом труде. Так почему же тогда мы сваливаем все бремя карьеры и семейных обязательств на первую половину жизни?

Вместо того чтобы участвовать в карьерном спринте, который продлится около 40 лет и оборвется примерно в 65, мы должны планировать марафон, который продлится дольше, но будет чаще прерываться на обучение, семейные заботы и другие нужды.

Нужна новая модель труда, уверена Карстенсен.

Нынешняя «не работает, так как не учитывает все потребности нашего времени». «Люди работают полный день и одновременно растят детей. Никаких перерывов. Никакого отдыха… Мы несемся галопом, а потом резко тормозим», — указывает она.

Продолжительность жизни, подчеркивает психолог, — это не бессмертие, достигнутое взломом биологического кода организма, столь популярное в Кремниевой долине. Это возможность жить лучше, чем когда-либо в истории, сохраняя здоровье и радость. И этого можно добиться путем общественных преобразований, пишет Quartz.

Сейчас в США выходят на пенсию в 66 лет. Это непрактично с финансовой точки зрения. Кроме того, резкая потеря положения, социальных связей и целей в жизни часто негативно воздействуют на здоровье пенсионеров.

Вместо этого рабочую нагрузку можно перераспределить на более продолжительный срок.

Период образования может длиться дольше, в это же время люди могут заводить семьи и рожать детей. А полный рабочий день должен начинаться с 40 лет, а не с 20. Выходить на пенсию можно было бы постепенно, так чтобы продолжать трудиться до 80 лет.  

Такая схема требует повременить с финансовой независимостью и дольше жить скромной жизнью студента, а в старости, возможно, раньше выйти на пенсию, чтобы сидеть с внуками. С другой стороны, многие из нас и так идут на такие лишения, пытаясь работать и воспитывать детей в обществах, где социальная поддержка родителей и пожилых сотрудников недостаточна.

«Нет никакой причины работать так, как мы сейчас. Самое сложное — это понять, как начать перемены. — Говорит Карстенсен. — Но как только они начнутся, без сомнения, перемены будет не остановить».

Британское исследование показало, что предубеждение против стариков в обществе столь велико, что грозит отразиться на их жизни. Пожилым людям приписывают депрессии, одиночество, болезни — и эти предубеждения начинают становиться реальностью.