Logo
Cover

Бывший куратор ЦРУ и нынешний директор по решениям для национальной безопасности в ColdQuanta Лаура Э. Томас считает, что квантовые компьютеры способны открыть новые социальные и рыночные возможности для США. По ее словам, в будущем такие системы обеспечат новые достижения в области климатических технологий, беспилотного транспорта и кибербезопасности. Однако эти научные открытия невозможны без четкой и последовательной стратегии — с целью решить эту проблему Томас составила поэтапный план национального развития и коммерциализации квантовых вычислений.

В колонке для TechCrunch Томас рассказала, что даже самые крупные государственные ведомства зачастую не могут понять, на что способны современные технологии. В качестве примера она привела свой опыт работы в ЦРУ — несмотря на то, что это ключевой и крупнейший орган разведки, американская спецслужба не всегда могла решить некоторые проблемы без участия сторонних компаний.

Тем же недостатком, по словам эксперта, обладает и федеральное правительство — некоторые ведомства уже размышляют о том, как регулировать квантовую отрасль, которой на данный момент практически не существует. Поэтому в ColdQuanta предлагают согласовать и стандартизировать национальный план для квантовых вычислений — план, который позволит частному сектору эффективно распоряжаться финансированием, а правительству следить за тем, как используются госинвестиции.

«Правительству США нужна стратегия квантовой коммерциализации в дополнение к стратегии квантовых исследований и разработок. Нам нужно выбраться из лаборатории в мир», — заявила Томас, предложив четыре простых этапа в достижении этой цели.

Первый пункт — увеличенное финансирование для Управления перспективными исследовательскими проектами (DARPA). Это ведомство принимало участие в разработке Арпанета — компьютерной сети, которая была прототипом Интернета — и GPS, поэтому, считают в ColdQuanta, Управление обладает достаточным опытом для работы с плохо изученными технологиями. При увеличении инвестиций DARPA также сможет выделять более крупные суммы на компании, ориентированные на долгосрочные исследования в области квантовой коррекции ошибок и квантовой навигации.

Далее Томас предлагает поставить перед Национальным научным фондом (NSF) задачу по приобретению 20 квантовых компьютеров. Это должны быть принципиально разные машины, которые позднее будут отправлены в 20 ведущих университетов. Таким образом США смогут отсечь наименее перспективные технологии и привлечь к квантовым вычислениям больше молодых талантов. Этот пункт также подразумевает дополнительные гранты для тех, кто будет принимать активное участие в разработке новых технологий.

Следом Министерство обороны США должно создать хорошо финансируемую программу для квантовых датчиков, которая выйдет за рамки мелкомасштабных исследований. Например, рассказала Томас, Пентагон может профинансировать проект стоимостью $200 млн по разработке систем квантового позиционирования (QPS) — аналога GPS, который пригодится в военных и разведывательных операциях.

К этому же пункту относится большее финансирование для «Инновационного капитала национальной безопасности» — программы Пентагона, изначально разработанной, чтобы помочь частным компаниям преодолеть «долину смерти» в процессе создания своих аппаратных технологий. Для каждого предприятия, связанного с квантовыми вычислениями, должно быть выделено не менее $5 млн.

Последний пункт — понять, когда нужно держаться в стороне. В первую очередь этот пункт касается экспортного контроля. Правительство не должно вводить ограничения до тех пор, пока американские компании не создадут «глобально доминирующий квантовый потенциал». В таком случае частный сектор сможет прогнозировать развитие своих решений в долгосрочной перспективе, а значит будет быстрее запускать и коммерциализировать новые технологии.