Logo
Cover

Международная дипломатия традиционно опиралась на умение вести переговоры, использовать скрытые каналы коммуникации и личную харизму. Но наступает новая эра, в которой все более значимую роль станут играть бесстрастные алгоритмы и математические модели. Так считает сооснователь первого в мире центра дипломатических наук Михаэль Абмюль, бывший госсекретарь Швейцарии по иностранным делам. Он уже применял алгоритмы во время переговоров о присоединении своей страны к Шенгенскому соглашению, а также они сыграли ключевую роль в достижении ядерной сделки с Ираном.

«Эти технологии отчасти уже применяются и будут применяться все больше, — сказал Абмюль. — Все, что связано с датологией, искусственным интеллектом, машинным обучением… Мы хотим понять, как поставить их на службу многосторонней или двусторонней дипломатии».

В будущем машинное обучение и большие данные можно будет использовать для идентификации закономерностей в экономических процессах и для стандартизации некоторых аспектов ведения переговоров. Научная лаборатория дипломатии, совместный проект Швейцарской высшей технической школы Цюриха и Университета Женевы, займется также «проектированием переговоров», то есть применением существующих математических методов вроде теории игр для ведения дискуссий или планирования различных сценариев.

Эти инструменты появились не вчера, рассказывает Guardian. Теорию игр разработал в 1920-х Джон фон Нойман, а применяли ее не только для формализации блефа в покере, но и для оценки вероятности различных вариантов развития событий во время Холодной войны. Но до недавних пор дипломаты не были знакомы с этими методами.

Теперь же, когда мир становится все более технологичным, игнорировать математические методы — непозволительная роскошь для дипломатов. Сам Абмюль использовал моделирование на основе теории игр перед переговорами, которые привели к присоединению Швейцарии к Шенгенскому соглашению, и ряду других соглашений по налогам, торговле и безопасности.

Математический подход помогает исключить эмоции из обсуждаемых конфликтов, пояснил Абмюль, сославшись на переговоры между Ираном и странами группы 5+1 в Женеве в 2005 году, где он с помощью формулы вывел число, на которое Иран согласится сократить свои центрифуги для обогащения урана. Во время обсуждения разговор шел о размере градиента, на языке математики.

Абмюль не призывает забыть про традиционные методы дипломатии — личная харизма, рычаги давления и прочие методы никуда не денутся. Но предлагает дополнить арсенал инструментов ИИ и математикой. «Нельзя слепо полагаться на [алгоритм], но нельзя и слепло полагаться и на интуицию политиков, — сказал он. — Следует создать правильную комбинацию из новых технологий и политического анализа».

Еще в 2018 году министерство иностранных дел КНР начало тестировать ИИ для планирования внешней политики. Он анализирует большие данные и предлагает порядок действий на мировой арене. Система якобы бесстрастна и способна принимать взвешенные, но смелые решения.