«Бизнес в Кремниевой долине меняют лишь публичные скандалы»
Logo
Cover

У Каспера Клинге очень необычная работа: он посол Дании, но не в другой стране, а в Кремниевой долине. Сейчас именно там работают самые влиятельные люди мира, убежден он. И с ними надо учиться договариваться — особенно маленьким странам.

132

Каспер Клинге, посол Дании в Кремниевой долине, называет свою деятельность «техпломатией» и считает ее обязательным дополнением к традиционной дипломатии, так как нынешние лидеры IT-индустрии уже стали самыми влиятельными людьми мира. В США Клинге работает два года, и в интервью VentureBeat он рассказал, что изменилось за это время и как нужно строить взаимодействие между странами и IT-гигантами.

«Сегодня любому ясно, что компании-гиганты, будь то Google, Facebook и Microsoft, или некоторые китайские компании, такие как Tencent, Baidu и Alibaba, — что они, действительно, влияют на мою жизнь гораздо сильнее, чем какая-то страна Х… Это новая цифровая реальность, если хотите, дополняющая международные отношения… Мы признаем это и стремимся повлиять на происходящее», — рассказал Клинге.

Благодаря тому, что бизнес таких компаний носит «пронизывающий» характер, их влияние намного больше, чем у традиционных транснациональных корпораций.

«Мы должны относиться к ним более зрелым и ответственным образом, и это также значит — менее наивным, более сбалансированным, мы должны требовать от них ответственности».

В прошедшие два года, вспоминает Клинге, главным драйвером изменений в Кремниевой долине становились публичные скандалы — вмешательство в выборы и Сambridge Analytica, а также утечки персональных данных. Сейчас ситуация постепенно сдвигается.

Как он выразился, термин «регулирование» вызывает все меньше рвотных позывов у глав IT-компаний. И появляются даже первые предложения по самоограничению — что два года назад было представить невозможно.

Прямо сейчас отношение к IT-бизнесу меняется, и, подчеркивает посол, появляется возможность выстроить прозрачную систему, которая пойдет на пользу и корпорациям, и государствам — «все будут в выигрыше». У небольших стран вроде Дании даже есть некоторое преимущество — они могут экспериментировать более смело, особенно с учетом открытости общества к новым технологиям. Дипломатическое представительство в Кремниевой долине — один из таких экспериментов.

«Мы никогда не выиграем борьбу с крупными технологическими компаниями, поэтому нам нужно больше стран за столом [переговоров], но нам также нужно и больше компаний, которые берут на себя эту ответственность». Он призывает другие страны скорее последовать примеру Дании и назначить своих технопослов — «и это не потому, что мне так одиноко».

«Важно понять, что это не нечто на границе внешней политики и экстравагантности… Технология лежит в основе всего, поэтому я считаю очень естественным для стран относится к этому так, как этого требует реальность», — подчеркнул Клинге.

Важнейшей глобальной задачей ближайшего будущего посол называет повышение прозрачности алгоритмов. «Я не имею в виду, что нам надо препарировать каждый алгоритм и разобраться, что внутри него. Не думаю, что это необходимо. Но нам нужно создать систему сдержек и противовесов, а также механизмы, которые позволят убедиться, что регулирующие органы, законодатели или политики понимают, как работают эти системы, в достаточной мере, чтобы разумно их регулировать».