Как работают инвестиции в IPO технологических и биотех-компаний
Logo
Cover

Ежегодно на американских биржах происходит до 250 первичных размещений акций. То есть IPO идут почти ежедневно. При правильной стратегии на них можно зарабатывать в среднем от 30% до 100% за первые три месяца после размещения. Разбираемся, как это сделать.

353

Материал выходит в рамках нашего спецпроекта Money+ о том, как из России безопасно инвестировать в технологические компании, как выбирать правильные стратегии и минимизировать риски. Партнер этого материала — компания United Traders, единственная российская компания, которая позволяет участвовать из России в IPO с суммами инвестиций от 50 долларов и специализируется именно на участии в IPO IT-компаний и компаний из биотехнологического сектора.

За последние полгода United Traders предлагала своим клиентам участие в 14 IPO на биржах США. Из них 12 размещений оказались очень успешными — средняя доходность составила 100%. А участие в самом успешном за последние полгода IPO — Beyond Meat — принесло инвесторам доходность 465%. Мы попросили ответить на наши вопросы о том, как работают инвестиции в IPO, что нужно знать о технологии их проведения аналитика компании United Traders Георгия Юрьева.

— Каковы базовые правила проведения IPO — сроки официального объявления, время на оценку компании и подачу заявок на покупку акций?

— Сразу отмечу: наша компания специализируется в основном на американских IPO, и вся информация касается преимущественно первичных размещений на американском рынке.

Частные компании в США все дольше остаются частными. Сейчас в Штатах много дешевых денег, и на IPO в последние три года выходило меньше компаний, чем раньше. Когда компания решает выйти на биржу, она обращается к инвестбанкам — так называемым андеррайтерам IPO, — которые предложат ее акции инвесторам. Самые знаменитые — Goldman Sachs, Morgan Stanley, Credit Swiss. В течение месяца-двух инвестбанкиры оценивают, насколько успешным будет IPO, и дают согласие выступать продавцами.

— В этот момент рядовые инвесторы уже знают, что готовится IPO?

— Часто бывает, что не знают. Если компания небольшая — скорее всего нет. Если компания большая, как Uber или Lyft, то широкая публика знает. В декабре уже появлялись статьи о том, что Uber собирается размещать акции. Компания начала искать андеррайтеров в конце 2018 года, а вышли они на биржу лишь в мае.

Этот срок — от поиска андеррайтера до выхода на биржу — индивидуален для каждой компании.

Но самое важное начинается, когда компания уже нашла андеррайтера и официально подает так называемую форму S1 в Комиссию по ценным бумагам США (SEC). Здесь сроки гораздо более четкие. Uber подал заявку в конце апреля, где-то 20 числа. В середине мая они вышли на биржу. Как правило, с момента подачи S1 до выхода на биржу проходит около месяца. После того, как компания подает заявку в SEC, начинается роад-шоу. Все инвесторы знают, что компания выходит на биржу, начинаются презентации, компания рекламирует себя и старается как можно успешней продаться.

Таймлайн такой: подача формы S1, две-три недели роад-шоу, потом банки-андеррайтеры выставляют цену акций. И после этого через неделю компания выходит на биржу.

— А когда становится известно, по какой цене будут реализованы акции в ходе IPO?

— После двух-трех недель роад-шоу инвестбанки понимают, по какой цене и сколько акций хотят купить инвесторы. Спрос формирует книгу заявок, и исходя из этого становится ясно, какая цена будет оптимальна для IPO.

Финальная цена может меняться вплоть до последнего дня до начала торгов. Тут все зависит от спроса. Как правило, дата IPO известна за 10 дней до самого IPO. И в этот день торги акциями открываются не с началом рынка — в 16:30 по Москве — а в среднем в 7-8 вечера, как только формируется биржевой стакан.

— Что такое lock up период и зачем он нужен?

— Lock up период — это время, когда запрещено продавать акции. Есть lock up для уже существующих инвесторов — которые вложились в компанию на ранних стадиях венчурного инвестирования, за год или за два до IPO. Как правило, это 180 дней после выхода на биржу. Этот период нас не касается. Для участников IPO банки ставят в среднем 90 дней. Делается это для того, чтобы не нарушался баланс спроса и предложения, чтобы сотрудники и другие акционеры не продавали акции в первый период торгов.

— Чем IPO для инвесторов лучше в сравнении с покупкой уже обращающихся на бирже акций?

— По всем IPO, если просто брать и инвестировать в каждое, статистика за последние года три-четыре показывает среднюю доходность — разницу между ценой IPO и ценой открытия — около 15%. Это учитывая инвестиции во все IPO подряд. А это не особенно хорошая стратегия. Так что прежде всего IPO привлекают более высокой доходностью, чем на публичном рынке. Потому что акции, которые уже обращаются на бирже, в среднем оценены довольно справедливо. Сложно найти ту самую компанию, которая за три месяца может дать 30-40% годовой прибыли. Это практически нереально.

Так что инвестиции в широкий рынок, в публичный рынок — это долгосрочные инвестиции с горизонтом 3-5 лет. Это составление портфеля из публичных компаний и получение дохода за счет дивидендов и увеличения стоимости акций.

Покупка акций на IPO с последующей продажей работает в среднем три месяца. Из-за этого IPO на краткосрочную перспективу выглядят гораздо привлекательней.

— Как удовлетворяются заявки при IPO? Ведь их может быть намного больше, чем акций? Хорошо ли, когда переподписка огромна? И плохо ли, когда ее нет? Что это означает для потенциальных участников?

— Во время роад-шоу, если компания за эти две-три недели успешно себя продает, то институциональные инвесторы формируют свои заявки андеррайтерам. Последний пример — IPO Crowdstrike. Книга была переподписана в 30 раз. Компания привлекала $800 млн, а инвесторы готовы были вложить десятки миллиардов. За счет этого был малый коэффициент аллокации — то есть процент акций в объеме заявки, который получает инвестор. Банки не могут дать всем эти акции. Как правило, акции в таком случае распределяют всем инвесторам, но на каждого получается очень мало.

С этой точки зрения очень большая переподписка — плохой фактор, она означает маленькую аллокацию. Значит, и конечная доходность на общий портфель невысокая. Книга заявок с умеренной переподпиской — в четыре-пять раз — это оптимальный вариант.

В то же время нужно понимать, что это средние показатели. Были случаи, когда книга заявок была не переподписана. Компания Twist Boiscience размещала акции в октябре 2018 года. Цена IPO была $14, торги открылись по $13. И буквально за месяц акции выросли на 100%. Мы рекомендовали участвовать в этом IPO. Компания была хорошая — с хорошим бизнесом и выручкой. Видимо, они плохо провели роад-шоу, не смогли себя продать институциональным инвесторам. Открылись неважно, но рынок взял свое. Инвесторы, проанализировав компанию, поняли, что она недооценена, и начали покупать.

В теории переподписка это хорошо, большая переподписка — плохо, маленькая переподписка — в среднем тоже плохо. Но на практике все зависит от конкретных компаний.

— При переподписке все получают пропорционально меньшее количество акций? Или у кого-то есть преимущества?

— Каждый инвестбанк работает со своими клиентами по-своему. Кто-то эти акции распределяет в случайном порядке жребием. Кто-то отдает предпочтение постоянным и крупнейшим клиентам.

— Крупные банки дают доступ к первичным размещениям только для владельцев миллионных депозитов. Как частный инвестор с небольшими суммами инвестиций может участвовать в IPO?

— Первичные клиенты могут поучаствовать напрямую через банки-андеррайтеры, только располагая суммой от $5 млн. И при этом аллокация в первое время будет очень низкой — порядка нескольких процентов. Потому что инвестбанки консервативны: у них есть устоявшиеся связи, они хорошо зарабатывают и обычно не горят желанием что-то менять.

Частный инвестор со скромной суммой может участвовать в IPO через нас, через United Traders. На российском рынке мы единственные предлагаем участие от $50. Да и на американском рынке нет компаний, которые предлагают поучаствовать в IPO с суммой ниже $5000. У нас другая философия, и потому порог входа намного ниже: от $50 либо по стоимости одной акции, если она дороже. Lyft, например, размещался по $72 — таким был и порог входа для наших клиентов.

— Ваши клиенты получают настоящие акции, настоящую долю в компании?

— Акции настоящие. Как правило, спрос от наших клиентов выше, чем наша заявка, и нам самим акций не остается.

Важно понимать, что физическое лицо, чтобы получить акцию, открывает брокерский счет. Это долго, и есть правила, и отдельное налогообложение. Наша компания — зарегистрированный брокерский клиент. И все акции покупаются на нашу компанию. На счету клиента — соответствующая стоимости акций сумма, которая меняется в зависимости от ее цены и начисленных дивидендов. Но физически акции мы на счет клиентов не поставляем во время инвестиций в IPO.

— United Traders позволяет своим клиентам выходить из акций в период действия Lock up периода. Насколько это успешная стратегия и каковы исторические данные на этот счет?

— В среднем, если использовать инвестиции в IPO без Lock up периода, то своими деньгами можно поучаствовать в 5-6 IPO в год. Мы предлагаем 20-25 на выбор. И чтобы клиенту не нужно было довносить депозит, у нас есть возможность досрочного выхода через производные финансовые инструменты — форварды либо опционы. Не на все компании они появляются сразу. В среднем это происходит через месяц после IPO.

Средняя доходность по схеме досрочного выхода получается выше, чем если держать акции три месяца — по крайней мере, по итогам 2018 года. Как правило, за три месяца после открытия торгов компании сильно не растут в цене. Даже с учетом комиссии за досрочный выход доходность получается выше, ведь клиент может поучаствовать в большем количестве размещений.

— Вы упомянули, что United Traders предлагает клиентам 20-25 американских IPO в год. Какая у вас статистка — сколько прибыльных, сколько провальных?

— Я пришел в United Traders в октябре, и у меня есть точная статистка с конца октября. Мы участвовали в 14 IPO за полгода. Из них одно IPO было убыточным — это размещение акций Lyft. Сейчас это минус 15%. Еще одну компанию мы закрыли в ноль — это китайский UMG. 12 компаний из 14 прибыльные. Средняя доходность по ним — 100%. Самая доходная — Beyond Meat, плюс 465%. Zoom — плюс 180%. Silk Road Medical — плюс 128%. PagerDuty — плюс 125%. Revolve — плюс 125%. В этом году у нас довольно успешные показатели. Средняя аллокация по этим 14 IPO — 30%.

— Вы отбираете лишь 10% IPO. А какие три самых важных фактора, на основании которых вы не рекомендуете участвовать в IPO?

— Многое зависит от индустрии. Мы, United Traders, участвуем в основном в IT-размещениях, в информационных технологиях и в биотехнологических компаниях.

Если говорить про эти сферы, то здесь красные флаги выглядят так. Во-первых, рост выручки меньше 15% за год. Скорее всего, в этом IPO мы не будем участвовать. Второе — наличие институциональных инвесторов. Если компанию не поддерживают венчурные инвесторы, если есть заявления о том, что текущие инвесторы собираются продавать акции — это нехороший знак. Третий фактор — долги. Если компания привлекает средства не для капиталовложений, не для расширения бизнеса, увеличения расходов на маркетинг или финансирования разработок, а на погашение долга, это плохой знак. Значит, у компании не так много точек роста, и акции не будут расти в цене после IPO.

— А у вас есть IPO, которые вы реализовали, допустим, два года назад и до сих пор держите эти акции?

— Нет. Наша стратегия этого не подразумевает. Но у нас есть планы по формированию долгосрочного инвест-портфеля для клиентов. Есть компании — тот же самый Zoom, в котором мы сейчас общаемся, — компании для долгосрочного портфеля. Но в данный момент наш горизонт — три месяца.

— Какие условия для своих клиентов предлагает United Traders при инвестировании в IPO?

— Условия очень просты. Инвестиции от $50 в большинстве случаев. Если акция дороже — то от цены одной акции. По депозитам на вход комиссия составляет 3%, на выход — 1,75%. На прибыль — 10 или 20%, это зависит от наших контрагентов.

Подробнее об участии в IPO через платформу компании United Traders.