Logo
Cover

Риск остаться без работы из-за роботов и алгоритмов напрямую связали с регионом проживания. Достаточно переехать из одного города в другой, чтобы повысить свои шансы на успешное трудоустройство на 10-15%. Исследование ОЭСР также доказывает, что мегаполисы останутся центром притяжения рабочей силы даже через 10 лет, тогда как жителям провинции придется трудно в конкуренции с роботами.

143

Аналитики Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) изучили рынок труда в 36 странах-участницах, чтобы выяснить, как место проживания влияет на риск безработицы из-за автоматизации.

Всего 14% рабочих мест будут переданы роботам и алгоритмам с высокой долей вероятности. В то же время треть профессий попадает в группу умеренного, но все же риска.

В наиболее уязвимом положении окажутся сельские регионы и моногорода, экономика которых полностью зависит от одной-двух отраслей промышленности. Если производственные процессы будут автоматизированы, то тысячи людей там останутся без работы.

Географический фактор напрямую связан с уровнем образования населения и средней квалификацией сотрудников. Очевидно, что на периферии эти показатели ниже, чем в столице.

Примером может послужить Словакия. В западной части страны 40% рабочих мест уязвимы перед роботами и алгоритмами — это рекордный показатель среди стран ОЭСР. Но стоит переместиться в столичную Братиславу, как степень риска снижается до 30%. В Испании разница между регионами доходит до 12%.

В некоторых странах структура рынка труда выстроена более равномерно. К примеру, в Канаде разница между отдельными регионами не превышает 1%. В целом жители Северной Америки, а также северной Европы и Новой Зеландии меньше рискуют остаться без работы, чем население восточной и южной Европы. Так, в Осло вероятность остаться без работы из-за автоматизации составляет ничтожные 4%, а предельный показатель риска в Норвегии не дотягивает даже до 10%.

Как поясняет Financial Times, это связано с особенностями рынка труда. Словацкий рабочий на фабрике выполняет рутинные задачи, с которыми уже сейчас способны справиться машины. На заводе в Норвегии сотрудникам чаще приходится выполнять управленческие функции, следить за работой оборудования и проводить контроль качества.

В число зон минимального риска также попали Швеция, Финляндия и Северная Ирландия. Жителям Словении, Греции и Испании, напротив, не повезло.

ОЭСР не предлагает готовых решений, но отмечает, что целенаправленно сдерживать темпы автоматизации вряд ли получится. Парадокс заключается в том, что регионы в группе наибольшего риска сильнее всего нуждаются в повышении производительности. Иными словами, для их экономики искусственный интеллект и сопутствующие технологии — это залог выживания. Эксперты признают, что значительной доле трудоспособного населения на каком-то этапе неизбежно придется пройти через снижение зарплаты и даже безработицу.

В целом пока негативные последствия автоматизации не проявились в полной мере. По данным ОЭСР, между 2011 и 2016 годами в 60% регионов количество новых вакансий с минимальным риском превышало количество рабочих мест, больше всего подверженных автоматизации.

В будущем эта тенденция сохранится. По прогнозам ВЭФ, алгоритмы и роботы уничтожат 75 млн рабочих мест, но при этом создадут 133 млн новых. Часть профессий уйдет в прошлое, а спросом по-прежнему будут пользоваться ИТ-специалисты, аналитики больших данных и маркетологи. Эксперты не отрицают, что Четвертая промышленная революция может усилить расслоение и неравенство, но этого еще можно избежать.