Logo
Cover

В 2018 году на рынке искусственного интеллекта внимание сосредоточено на противостоянии Китая и США. Однако скоро конкуренцию двум гигантам могут составить новые игроки, в том числе Россия и Израиль. В результате крупные государства могут поменяться ролями — одни утратят свое влияние, а другие, напротив, получат больше власти. 

Искусственный интеллект окажет на геополитику такое же влияние, что и важнейшие технологические открытия прошлых столетий, которые дали старт промышленным революциям. К такому выводу пришли аналитики Центра новых подходов к обеспечению безопасности США. В отчете они предлагают сравнивать ИИ с электричеством или двигателем внутреннего сгорания, а не с конкретным видом вооружения или военной техники. 

Опыт прошлых промышленных революции доказывает, что глобальные технологические трансформации способны спровоцировать изменения в расстановке сил на мировой арене, а также породить политическую и социальную нестабильность. Пока в центре внимания находится ИИ-гонка между Китаем и США, однако не только эти страны ведут разработки в области искусственного интеллекта. Аналитики приводят Сингапур, Южную Корею, Индию, Россию и Израиль в качестве примера потенциальных лидеров на рынке ИИ.

«Россия инвестирует в ИИ и робототехнику, хотя больше концентрируется на оборонном секторе. Поток инвестиций вызван словами Владимира Путина, который в 2017 году сказал, что „лидер в сфере ИИ станет властелином мира“», — отмечают авторы отчета.

По данным исследовательского центра, Россия инвестировала в ИИ около 700 млн рублей. По этому показателю страна уступает Китаю, США и даже Индии. Но ожидается, что к 2020 году инвестиции вырастут до 28 млрд рублей. Возрастет и число специалистов по компьютерным наукам. Страна уже занимает четвертое место по количеству пользователей сервиса Kaggle — этой платформой пользуются ИИ-разработчики со всего мира.

В конкурентной борьбе государства осознают, какое социальное и политическое влияние способны оказать технологии искусственного интеллекта. Некоторых это подтолкнет к радикальным действиям. Например, правительство будет уделять меньше внимания безопасности и надежности ИИ-систем ради их стремительного внедрения.  

Однако точно предсказать, как именно ИИ повлияет на геополитику, нельзя, признают исследователи. А значит, государства должны быть готовы к любому исходу. Важно понимать, что решающую роль будут играть не сами технологии, а способы их применения. Также значение будет иметь воспроизводимость ИИ. Эксперты считают, что чем теснее связаны разработки в оборонном и коммерческом секторе, тем проще будет заимствовать и воспроизводить инновации.

«Лидерами ИИ-революции станут государства, которые не только воспользуются возможностями ИИ, но и смогут взять под контроль радикальные трансформации в обществе, [вызванные технологиями]», — замечают аналитики.

В этих условиях политика в области образования станет проблемой национальной безопасности. Хотя многие эксперты прогнозируют рост популярности гуманитарных наук, аналитики советуют делать ставку на STEM-дисциплины.

Авторы отчета советуют правительствам растить таланты в сфере компьютерных наук, давать возможность технологическим компаниям развивать бизнес в стране, а также готовить предприятия к переходу на новый уклад. Полезными будут и большие базы экономических и оборонных данных, которые необходимо собирать уже сейчас. Как отмечает глава Intel, данные — это нефть 21 века, и в ближайшем будущем между странами обострится борьба за этот ресурс.

Китай, в отличие от большинства стран, открыто заявляет о своем стремлении стать лидером Четвертой промышленной революции. Согласно государственной стратегии, к 2030 году КНР должен стать мировым центром разработки ИИ. К этому времени алгоритмы будут работать бок о бок с политиками. Китай уже использует машинное обучение для планирования курса внешней политики. ИИ-стратег анализирует большие данные и выносит бесстрастные стратегические решения.